Популярные записи:

500 причин почему я тебя люблю парню 100 причин, почему я люблю тебя 1. Счастье-это быть с тобой 2. С тобой никогда… (30)Как не привязываться к мужчине психология Как не привязываться к людям?Очень часто на женских сайтах и психологических форумах можно наткнуться на… (12)Нежные слова любимому парню своими словами 25 красивых пожеланий спокойной ночи любимому Если вы не стесняетесь выражать свои чувства к своему… (12)Муж ушел из семьи что он чувствует Жалеют ли мужчины, что ушли из семьи к любовнице? И зачем они спят с бывшими… (9)Если женщина телец обиделась Гороскоп женщиныЖенщины, родившиеся под знаком Телец, являются счастливыми обладательницами тех черт характера и качеств, которые… (9)

Зависимая личность

Зависимая личность

Отношения с другими людьми, теплота и принятие важны для всех нас. Способность переживать зависимость и близость в отношениях с другими людьми является чрезвычайно важным качеством. Люди с параноидной и шизоидной личностью испытывают большие сложности именно из-за невозможности переносить и переживать близость с окружающими, будь то из-за страха поглощения, подчинения или использования. Однако для людей с зависимой личностью стремление к привязанности к окружающим настолько сильно и важно, что постоянно приводит к беспокойству за сохранение отношений и огромному страху перед их возможной утратой.

Стремление сохранить отношения любой ценой порой приводит к поддержанию весьма болезненных отношений с партнером, в которых постоянно ощущается чувство неудовлетворенности и непринятости. Из-за этого страдают отношения в паре и человек начинает страдать расстройством зависимой личности по отношению к партнеру.

Как же происходит формирование или зависимой личности? Страх невозможности существовать самостоятельно и ощущение, что для собственного существования нужен кто-то, кто силен, уверен в себе и надежен, приводит к тому, что угроза утраты отношений ощущается совершенно непереносимой для зависимой личности. Часто это проявляется в том, что человек совершенно не может длительное время находиться один, ему становится тоскливо, он ощущает себя брошенным и никому не нужным. Развод, расставание или утрата переживаются очень мучительно.

Удовлетворение потребностей других людей за счет принесения в жертву собственных интересов ради сохранения отношений является одним из основных способов поведения человека с зависимой личностью. У такого человека существуют большие сложности с принятием собственных достижений и успехов, со своей профессиональной реализацией. В этом и заключается синдром зависимой личности.

Источник:
Зависимая личность
Особенности формирования зависимой личности. Синдром расстройства зависимой личности
http://psicoterapia.ru/zavisimaya

Зависимая личность

Зави?симое расстро?йство ли?чности; расстро?йство типа зави?симой ли?чности (устаревшие названиярасстро?йство ли?чности астени?ческого типа, астени?ческая психопати?я) — расстройство личности, характеризующееся повышенным ощущением беспомощности, некомпетентности и нежизнеспособности без поддержки других людей, потребность в которой ощущается большую часть времени. Включено в МКБ-10 и DSM-5.

Диагностические критерии из адаптированной для использования в России версии Международной классификации болезней 10-пересмотра МКБ-10 (общие диагностические критерии расстройств личности, соответствие которым должно быть у всех подтипов расстройств): [1]

Состояния, не объясняющиеся прямым образом обширным повреждением или заболеванием мозга или другим психическим расстройством и удовлетворяющие следующим критериям:

— Международная классификация болезней (10-й пересмотр), адаптированный для использования в Российской Федерации — /F60/ Специфические расстройства личности. Диагностические критерии [1]

Для отнесения расстройства личности к одному из определённых в МКБ-10 подвидов (для постановки диагноза большей части подтипов) необходимо, чтобы оно удовлетворяло по крайней мере трём определённым для этого вида критериям [1] .

Диагностические критерии из официальной, международной версии МКБ-10 от Всемирной организации здравоохранения (общие диагностические критерии расстройств личности, соответствие которым должно быть у всех подтипов расстройств): [2]

  • G1. Evidence that the individual’s characteristic and enduring patterns of inner experience and behaviour deviate markedly as a whole from the culturally expected and accepted range (or ‘norm’). Such deviation must be manifest in more than one of the following areas:
    • (1) cognition (i.e. ways of perceiving and interpreting things, people and events; forming attitudes and images of self and others);
    • (2) affectivity (range, intensity and appropriateness of emotional arousaland response);
    • (3) control over impulses and need gratification;
    • (4) relating to others and manner of handling interpersonal situations.
  • G2. The deviation must manifest itself pervasively as behaviour that is inflexible, maladaptive, or otherwise dysfunctional across a broad range of personal and social situations (i.e. not being limited to one specific ‘triggering’ stimulus or situation).
  • G3. There is personal distress, or adverse impact on the social environment, or both, clearly attributable to the behaviour referred to under G2.
  • G4. There must be evidence that the deviation is stable and of long duration, having its onset in late childhood or adolescence.
  • G5. The deviation cannot be explained as a manifestation or consequence of other adult mental disorders, although episodic or chronic conditions from sections F0 to F7 of this classification may co-exist, or be superimposed on it.
  • G6. Organic brain disease, injury, or dysfunction must be excluded as possible cause of the deviation (if such organic causation is demonstrable, use category F07).

— Международная классификация болезней (10-й пересмотр) — /F60/ Специфические расстройства личности. Диагностические критерии [2]

Согласно МКБ-10 расстройство типа зависимой личности диагностируется при наличии общих диагностических критериев расстройства личности, и плюс к ним трёх и более из нижеследующих признаков:

  • а) стремление переложить на других большую часть важных решений в своей жизни;
  • б) подчинение своих собственных потребностей потребностям других людей, от которых зависит пациент, и неадекватная податливость их желаниям;
  • в) нежелание предъявлять даже разумные требования людям, от которых индивидуум находится в зависимости;
  • г) чувство неудобства или беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха неспособности к самостоятельной жизни;
  • д) страх быть покинутым лицом, с которым имеется тесная связь, и остаться предоставленным самому себе;
  • е) ограниченная способность принимать повседневные решения без усиленных советов и подбадривания со стороны других лиц.

Дополнительные признаки могут включать представления о себе как о беспомощном, некомпетентном человеке, не обладающем жизнестойкостью.

  • астеническое расстройство личности;
  • астеническая личность;
  • неадекватная личность;
  • пассивное расстройство личности;
  • пассивная личность;
  • самоподавляющее расстройство личности;
  • самоподавляющая личность [3] .

Согласно DSM-5 зависимое расстройство личности относится к кластеру С (тревожные и панические расстройства). Человек с таким расстройством характеризуется ощущаемой как необходимость избыточной потребностью в заботе о себе со стороны окружающих, что приводит к повышенной покорности и привязчивости, страхам разлучения. Для постановки диагноза необходимо чтобы пять или более из ниже перечисленных характеристик начали проявляться с ранней зрелости (от восемнадцати лет и старше) в самых разных контекстах, а также чтобы расстройство удовлетворяло общим критериям расстройства личности.

Источник:
Зависимая личность
Зави?симое расстро?йство ли?чности ; расстро?йство типа зави?симой ли?чности ( устаревшие названия — расстро?йство ли?чности астени?ческого типа , астени?ческая психопати?я ) — расстройство
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%81%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%B5_%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE_%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8

Зависимая личность

(Психолог-консультант Устинов А.Г. 2013г.)

Современный мир предлагает разнообразные материальные блага, щедро представляемые техническим прогрессом. В связи с урбанизацией ослабевают межличностные связи между людьми. Стремясь к независимости, человек жертвует необходимыми ему поддержкой других людей и ощущением безопасности. В связи с этим происходит подмена, где некая деятельность, либо химический продукт, заменяет дружбу, любовь, общение с людьми, проявление симпатии, сочувствие, эмоциональную поддержку. Именно эта подмена характеризует аддективную (зависимую) личность.

Зависимое поведение — одна из форм деструктивного поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема химических веществ или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или активностях, что сопровождается развитием интенсивных эмоций. Этот процесс становится настолько захватывающим, что начинает управлять жизнью человека, который становится беспомощным перед своим пристрастием. Волевые усилия ослабевают и не дают возможности противостоять зависимости.

Принято выделять следующие признаки зависимого поведения:

  • Тяга, влечение к объекту зависимости или поведенческой деятельности.
  • Нарастающее напряжение, пока объект не будет употреблен или деятельность не будет завершена.
  • Завершение данной деятельности или употребление объекта немедленно, но ненадолго снимает напряжение.
  • Повторная тяга и напряжение через часы, дни или недели.
  • Внешние проявления уникальны для каждого вида зависимости.

Далее цикл повторяется с индивидуальной частотой и выраженностью. Такая установка неизбежно приводит к тому, что объект зависимости становится целью существования, а его употребление — образом жизни. Жизненное пространство сужается до ситуации получения объекта. Прежние ценности, интересы, отношения перестают быть значимы. Желание «слиться» с объектом зависимости становится настолько сильным, что человек способен преодолеть любые преграды на пути к нему, проявляя незаурядную изобретательность и упорство. Критичность к себе и своему поведению существенно снижается, учащаются случаи агрессивного поведения, нарастают признаки социальной дезадаптации.

В целом понятие зависимого поведения охватывает различные типы поведения, мотивы которого остаются бессознательными. Оно характеризуется компульсивностью и обсессивностью. Обсессивно-компульсивное расстройство характеризуется постоянно возникающими обсессиями (навязчивые мысли, фантазии, сомнения) и компульсиями (навязчивые побуждения или действия), осознаваемыми пациентами как болезненные и воспринимаемыми с чувством сильного внутреннего сопротивления.

Расстройство часто сопровождается различными по выраженности тревожными и депрессивными состояниями, и в психиатрической парадигме рассматривается как патология сферы влечений. Различные формы зависимого поведения имеют тенденцию сочетаться и переходить друг в друга, что часто рассматривается как свидетельство общности лежащих в его основе механизмов. Например, азартный игрок, отказавшись от посещения казино, может заменить рулетку спортивным тренажером, или человек, зависимый от компьютера, будет поддерживать ремиссию с помощью траты денег.

Зависимости разделяются на химические, нехимические и промежуточные. Химическими называются аддикции, связанные с приемом наркотиков, алкоголя, токсических веществ. К нехимическим относятся азартные игры, аддикция отношений, аддикция сексуальная, аддикция любовная, аддикция избегания, работоголизм, аддикция траты денег, а также промежуточные аддикции, например, к еде (анорексия, булимия), характеризующиеся частичным задействованием физиологических механизмов.

В настоящее время в поле внимания психологов попало значительное число новых нехимических аддикций: многообразные компьютерные зависимости или интернет-зависимости, аддикция упражнений, духовный поиск, «состояние перманентной войны», зависимость от «веселого автовождения».

Основные причины развития зависимости, являются нарушения в процессе развития ребенка, особенно в первые три года жизни. Наиболее необходимым фактором является установление базового доверия ребенка к родителям, которое позволяет завершить ему психологическое рождение, при котором он учится быть психологически независимым от родителей. Ребенок в этом случае учится полагаться на себя, а не ждать, что кто-то другой будет управлять им, учится брать ответственность на себя за свои действия, взаимодействовать с другими, выражать свои чувства, справляться со страхом, тревогой, агрессией.

В случае не завершения или негативного выхода из этой стадии ребенок, а в дальнейшем и взрослый человек, не может в полном объеме брать ответственность за себя, различать свои истинные потребности и естественно их удовлетворять, различать свои чувства. Он становится инфантильным, постоянно ищет советов и одобрения со стороны и возможности их получить, имеет низкую самооценку.

При работе с зависимостью показана долгосрочная психотерапия, основными задачами которой будут: психологическое взросление усиление возможности справляться с жизненными трудностями через поиск внутренних ресурсов.

В результате такой работы зависимый человек начнет чувствовать свою собственную целостность, уверенность в своих силах, сможет справляться с одиночеством, строить более зрелые отношения. Одним из первых и важнейших этапов здесь опять, как и в детстве, является установление доверия к значимой личности, которой может быть психолог, а уже опыт, приобретенный в процессе психотерапии, переносится и на другие отношения.

Источник:
Зависимая личность
(Психолог-консультант Устинов А.Г. 2013г.) Современный мир предлагает разнообразные материальные блага, щедро представляемые техническим прогрессом. В связи
http://mp-34.ru/publication/general-psychology/psihologiya-zavisimogo-povedeniya.html

Когнитивная психотерапия зависимого расстройства личности

Когнитивная психотерапия зависимого расстройства личности

«Хотя лечение ЗРЛ может проходить медленно и трудно, а иногда вызывать фрустрацию, оно может быть очень полезным. Правильно интерпретируя лечебный процесс и применяя осторожное стратегическое планирование, психотерапевт будет иметь возможность наблюдать чудесное превращение пациента в автономную зрелую личность, и получить наслаждение, сравнимое с тем, которое мы получаем, глядя на растущих детей».

Хилл (Hill, 1970) называет некоторые трудности работы с этими пациентами, описывая начальное улучшение состояния зависимого пациента: «Пациентка чувствует оживление оттого, что какой-то новый человек проявляет к ней интерес, удовлетворяет ее потребность в зависимости и предлагает ей более стоящую жизнь. Но состояние любой пациентки неизменно возвращается к исходному, когда она понимает, что психотерапия — не пассивное переживание» (р. 39). Помощь пациенту в том, чтобы он действовал не завися от психотерапевта, и поощрение его автономии от психотерапевта и других значимых для пациента людей является наиболее сложной задачей при работе с ЗРЛ

Первые описания зависимых людей часто были уничижительными. В работах психиатров XIX века пассивность, неэффективность и чрезмерное послушание, характерные для этих пациентов, рассматривались как неудачи в нравственном развитии, и для описания эти людей использовались такие термины, как «беспомощные», «слабовольные» и «дегенераты». Хотя чрезмерно зависимый тип личности отмечался довольно часто, в наиболее ранних системах классификации такой диагноз отсутствует.

Совершенно иной точки зрения придерживались ранние теоретики психоанализа. И Фрейд, и Абрахам описывали «орально-рецептивный» характер как результат либо чрезмерного потакания, либо депривации на оральной, или младенческой, стадии развития. Абрахам (Abraham, 1924/1948) утверждал: «У некоторых людей доминирует убеждение, что всегда будет существовать какой-то добрый человек — конечно, замещающий мать, — чтобы заботиться о них и давать им все, в чем они нуждаются. Это оптимистичное убеждение обрекает их на бездействие. Они не предпринимают никаких усилий и в некоторых случаях даже считают ниже своего достоинства зарабатывать себе на хлеб» (р. 399-400).

Используя в качестве основы классические полярности «активный—пассивный», «боль—удовольствие» и «я—другие», Миллон (Millon, 1969) создал классификацию, в которой выделяются 8 основных типов личности. Пассивно-зависимый паттерн (первоначально известный как выделенная Миллоном покорная личность) предполагает поиск удовольствий и избегание боли, а также пассивную надежду на то, что другие люди удовлетворят эти потребности. Эта классификация была расширена в нескольких работах Миллона, в результате чего было сформулировано понятие «зависимое расстройство личности», впервые появившееся в DSM-III (АРА, 1980).

Уэст и Шелдон (West & Sheldon, 1988) рассматривают ЗРЛ как очевидный пример расстройства системы привязанности, которая наиболее полно обсуждалась в работах Боулби (Bowlby, 1969, 1977). Паттерн привязанности, наиболее характерный для ЗРЛ, — это паттерн «тревожной привязанности», который, по Боулби, возникает на основе переживаний, ведущих к тому, что человек начинает сомневаться в доступности и отзывчивости фигуры, к которой он привязан. Когда эти люди устанавливают отношения, они становятся чрезмерно зависимыми и живут в постоянном страхе потери объекта привязанности.

Исследования привязанности и зависимости продолжил Пилконис (Pilkonis, 1988). Он использовал модифицированный прототипический метод, чтобы обосновать дифференцированный подход к понятиям чрезмерной зависимости и чрезмерной автономии, которого придерживаются клиницисты, имеющие опыт лечения депрессии. Признаки чрезмерной зависимости группируются в два подтипа: показатели «тревожной привязанности» и особенности, обычно связываемые с пограничным расстройством личности. Характеристики подтипа «тревожной привязанности» (включая такие пункты, как «имеют тенденцию слишком зависеть от других людей», «отвержение со стороны другого человека ведет к потере доверия и снижению самооценки» и «обычно чувство беспомощности»), по-видимому, наиболее близко соответствуют диагнозу ЗРЛ.

Критерии зависимого расстройства личности по DSM-III-R

Алкоголизм и другие формы злоупотребления психоактивными веществами также являются обычными проблемами у зависимых людей, так как эти вещества часто рассматриваются как легкий, пассивный способ решения проблем или по крайней мере бегства от них. В их обзоре эмпирической литературы (содержащем прежде всего оценки оральных признаков зависимости, полученные с помощью проективных тестов), Гринберг и Борнштейн (Greenberg & Bornstein, 1988b) приходят к выводу, что человек с зависимой ориентацией личности предрасположен к различным психопатологическим состояниям, включая депрессию, алкоголизм, переедание и зависимость от табака.

Карен сообщила, что ее первый брак продлился 10 лет, хотя «это был ад». Ее муж изменял ей со многими женщинами и был склонен к вербальной агрессии. Она много раз пробовала бросить его, но уступала многократным просьбам о возвращении. Наконец она смогла развестись с ним и вскоре познакомилась со своим нынешним мужем и вышла за него. Она описывала своего мужа как доброго, чуткого и отзывчивого. Карен заявляла, что предпочитает, чтобы кто-нибудь принимал за нее важные решения, и соглашается с людьми, чтобы избежать конфликта. Ее беспокоило одиночество, когда некому о ней позаботиться, и она сообщала о чувстве беспомощности при отсутствии поддержки со стороны. Она также сообщила, что легкоранима, поэтому старается не делать ничего такого, что могло бы вызвать критику.

Хотя Карен обращалась за лечением по поводу приступов паники и обнаруживала тотальные паттерны избегания в течение последних семи лет, она признавала, что многие из ее проблем существовали намного раньше приступов паники и агорафобии. Она не любила делать что-либо в одиночестве задолго до того, как у нее начались приступы паники, и у нее были такие мысли, как «Я никчемный человек», по крайней мере с третьего класса школы. Она явно удовлетворяла критериям ЗРЛ и панического расстройства с агорафобией, а также большой депрессии.

Всесторонние критерии ЗРЛ в поведенческой литературе пока отсутствуют. Общим при описании людей с этим расстройством является то, что их характеризуют как «крайне неуверенных в себе» (Marshall & Barbaree, 1984, p. 417). Но Туркат и Карлсон (Turkat & Carlson, 1984) придерживаются иного подхода и в случае одного пациента с ЗРЛ формулируют главную проблему как тревогу при принятии самостоятельных решений, хотя не считают это общей проблемой всех подобных пациентов. Действительно люди с ЗРЛ часто одновременно чрезвычайно застенчивы и очень боятся принимать независимые решения, но всестороннее когнитивно-поведенческое осмысление должно включать в себя не только эти две характеристики.

Такие изменения имеют несколько дополнительных неудобств для зависимого человека. Он всегда должен быть очень внимателен к тому, чтобы доставлять удовольствие другому человеку и избегать конфликта ввиду опасения поставить под угрозу значимые отношения и остаться одному. Так не может быть и речи об уверенности в себе и выражении собственного мнения. К тому же зависимый человек может казаться настолько безнадежным, бедствующим и прилипчивым, что ему трудно найти такого партнера, который захочет или сможет удовлетворять его потребности сколь угодно долго. Если такие отношения заканчиваются, человек чувствует себя полностью опустошенным и не видит никакой альтернативы тому, чтобы искать новый объект для зависимости.

Карен сообщила, что у нее всегда были прекрасные отношения с отцом («Я была его маленьким ангелочком»). Она сказала, что он только один раз рассердился на нее из-за какого-то пустяка, а в остальном все было хорошо. Свою мать она описывала как более властную и сообщала, что они часто конфликтовали, но в то же время обсуждали любые вопросы. Карен также сообщила, что в школе поняла, какая она тупая и «недостаточно хорошая». Карен утверждала, что в католической школе учителя часто высмеивали ее, и ей нравилось болеть и не ходить в школу, а иногда она прогуливала.

Карен рано вышла замуж и сменила зависимость от отца на зависимость от мужа, не успев пожить самостоятельно. Ей было очень трудно расставаться со своим первым мужем, даже при том что он был жесток с ней и изменял ей и она восприняла расставание как катастрофу. Вскоре после развода она нашла нового мужчину и почувствовала большое облегчение, обретя партнера, который снова будет заботиться о ней.

Основные убеждения и когнитивные искажения при ЗРЛ ведут к таким автоматическим мыслям, как «Я не могу», «Я никогда не научусь это делать» и «Я слишком глуп и слаб». Когда их просят что-нибудь сделать, у них возникают такие мысли, как «О, мой супруг мог бы сделать это намного лучше» и «Я уверен, они понимают, что я этого не смогу». Например, когда Карен попросили отнимать по 7 из 100 в ходе начальной оценки, она прокомментировала это примерно так: «О, я ничего не понимаю в математике, я никогда не смогу этого сделать» и «Это действительно нужно? Я хочу сказать, что я не смогу это делать». На первой сессии психотерапии, когда психотерапевт обрисовал план лечения, она сказала: «О, я не смогу записывать мысли» и «Я уверена, что другим это помогает, но я слишком тупа, чтобы у меня это получилось».

Подходы к лечению

Легко предположить, что целью лечения при ЗРЛ является независимость. Фактически наихудшие опасения многих зависимых пациентов заключаются в том, что психотерапия приведет к полной независимости и изоляции и они должны будут противостоять жизненным трудностям в одиночку, без помощи или поддержки окружающих. Лучшее название для цели психотерапии ЗРЛ — «автономия». Автономия определяется как способность к действиям независимо от других, но вместе с тем и способность к установлению близких отношений (Birtchnell, 1984). Чтобы достичь этого, необходимо помочь пациенту постепенно научиться жить более независимо от других (включая психотерапевта) и развить уверенность в себе и чувство собственной эффективности. Но, учитывая обычное опасение, что компетентность приведет к тому, что его бросят, это нужно делать постепенно и с определенной деликатностью.

Как при работе с любым из расстройств личности, ранние стадии лечения включают в себя достижение поставленных пациентом целей, а также определение и пересмотр дисфункциональных автоматических мыслей. Хотя для психотерапевта с самого начала может быть очевидно, что зависимость — главная проблема пациента, пациент редко признаёт ее частью своих проблем. Фактически даже использование слов «зависимость», «независимость» или «автономия» может напугать пациента на ранних стадиях лечения, если он не готов рассматривать эти проблемы. Независимо от конкретных целей психотерапии, проблема зависимости станет очевидной по ходу лечения и для психотерапевта, и для пациента. Тем не менее если пациент первым использует это понятие, он лучше осознает свою проблему и будет меньше напуган.

Хотя такие слова, как «зависимость», не использовались на первых сессиях, Карен могла ясно сформулировать цели психотерапии, например: «Увеличить уверенность в себе, чтобы я могла: а) быть более общительной и первой обращаться к людям; б) предлагать проекты; в) браться за выполнение заданий на работе; г) более комфортно чувствовать себя с людьми; д) уменьшить страх неудачи и больше хвалить себя за то, что я делаю».

Карен, казалось, смотрела на психотерапевта и ждала ответов, особенно когда ей нужно было понять и объяснить свои собственные чувства. Она приходила на сессию и говорила: «На прошлой неделе я чувствовала депрессию и уныние. Почему?» — ожидая, что психотерапевт сядет и все ей объяснит без каких-либо усилий с ее стороны. Вместо этого он задавал ей вопросы о том, как она себя при этом чувствовала, и просил детализировать определенные мысли и чувства, которые были у нее, когда она была особенно расстроена. С помощью этих вопросов Карен смогла лучше разобраться в случившемся за неделю, а также понять, как ее чувства были связаны с ее мыслями.

Отношения между психотерапевтом и пациентом

Чтобы наиболее эффективно использовать отношения между психотерапевтом и пациентом как пример паттерна зависимых отношений, необходимо предложить пациенту исследовать свои мысли и чувства о психотерапевте, так же как и о других отношениях. Нередко эти пациенты так сосредоточены на других отношениях, что им не приходит в голову, каким хорошим материалом для анализа могут стать отношения в ходе лечения.

Другая важная причина, по которой следует уделять пристальное внимание отношениям между пациентом и психотерапевтом, состоит в том, что психотерапевт должен контролировать собственные мысли и чувства, связанные с пациентом. Психотерапевт может испытывать особенно сильное искушение заняться спасением пациента этого типа и может очень легко либо принять убежденность пациентов в их собственной беспомощности, либо безуспешно пытаться спасти их от фрустрации.

К сожалению, попытки спасения этих пациентов несовместимы с целью увеличения их независимости и самостоятельности. Если психотерапевт замечает, что ставит этих пациентов в особые условия, считая, что они нуждаются в немедленной помощи, он должен оценить, не начал ли он разделять представление пациента о себе как о беспомощном человеке. Всякий раз, когда психотерапевт чувствует соблазн быть более директивным и меньше сотрудничать с пациентом или делать для него исключения, полезно применить на себе методику «Запись дисфункциональных мыслей», чтобы выяснить, служит ли такое исключение долгосрочным интересам пациента или оно будет способствовать сохранению зависимости.

Психотерапевт часто задавал Карен, казалось бы, простой вопрос о ее мыслях или чувствах, и она отвечала: «Мое сознание пусто, я просто не могу думать». Много раз сталкиваясь с такими ответами, он испытывал сильную фрустрацию и раздражение из-за ее самоосуждения и очевидной беспомощности. В этих случаях он осознавал наличие у себя таких мыслей: «Ну давай же, ты же можешь!», «Это так просто!», «Возможно, она действительно глупа» и «Прекрати наконец быть беспомощной и сделай это!» Вместо того чтобы подгонять ее, он смог отреагировать на свои мысли следующим образом: «На самом деле она не глупа; она просто привыкла так себя воспринимать. Это может казаться простым мне, но это не просто для нее. Если я буду действовать с нетерпением и раздражением, я просто буду подтверждать ее убеждение, что она глупа. Я должен успокоиться и помочь ей посмотреть на эти мысли и обдумать их».

В другие моменты психотерапии он испытывал фрустрацию из-за медленного прогресса. Например, при выполнении в естественных условиях задания, связанного с вождением, психотерапевт в горестных раздумьях стоял у подъезда, пока Карен самостоятельно съездила на работу и обратно. Пока он ждал, он испытал фрустрацию и определил такие автоматические мысли: «Боже мой, только посмотрите, чем мы здесь занимаемся! Вся эта суета из-за того, чтобы проехать полторы мили до работы! Что за проблема проехать на автомобиле дурацкие полторы мили! Просто садишься и едешь!» Однако вместо того чтобы пребывать во фрустрации, он оспорил свои автоматические мысли ответами типа следующего: «Мои цели не могут быть ее целями. Я не могу заставить ее делать то, что хочу. Она должна двигаться в собственном темпе. Я просто должен унять свое рвение. То, что для меня пустяк, для нее совсем не пустяк».

Когнитивные и поведенческие вмешательства

В начале лечения крайне важно ставить ясные, конкретные цели, так как прогресс в достижении целей может использоваться как убедительное доказательство при переоценке основного допущения зависимого человека, что он беспомощен. В конце концов, один из лучших способов оспорить убеждение, что человек беспомощен, — это собрать конкретные доказательства компетентности этого человека. При наличии в качестве основной первоначальной проблемы агорафобии, цели Карен включали следующее:

а) быть в состоянии водить машину;

б) быть в состоянии ходить по магазинам;

в) сидеть в церкви там, где хочется.

Независимо от конкретных вмешательств, используемых в психотерапии, зависимое расстройство личности, вероятно, будет препятствовать достижению целей пациента. Когда время от времени это происходит, может быть полезно сосредоточить вмешательства на автоматических мыслях пациента. На второй сессии с Карен, когда она знакомилась с понятием иерархии, ей было сложно понять эту идею и она стала очень самокритичной. Она решила, что ей будет очень сложно оценить свою тревогу в баллах от 0 до 100, поэтому они с психотерапевтом решили вместо этого использовать шкалу от 0 до 10. Когда на третьей сессии ей рассказали о релаксационном тренинге, она сообщила о следующих мыслях: «Я не смогу это сделать», «Это слишком сложно» и «Я потерплю неудачу».

При планировании вмешательств небезопасно предполагать, что пациент фактически имеет недостаток навыка, даже когда он, очевидно, совершенно неспособен эффективно действовать в мире. Некоторые пациенты на самом деле имеют многие необходимые навыки, чтобы действовать самостоятельно и успешно, но либо не осознают это, либо не могут использовать. Когда действительно имеется дефицит навыка, пациента можно научить таким навыкам, как уверенность в себе (например: Lange & Jakubowski, 1976), решение проблем (DZurilla & Goldfried, 1971), принятие решений (Turkat & Carlson, 1984) и социальное взаимодействие (Curran, 1977), чтобы увеличить его компетентность.

Карен так долго полагалась на других, что действительно имела недостаток навыков; так, она нуждалась в обучении различным копинг-навыкам, а также в помощи в пересмотре своих негативных мыслей о собственных способностях. Для преодоления тревоги она нуждалась в полном обучении навыкам релаксации (например: Bernstein & Borkovec, 1976). При обсуждении разных способов общения с мужем и дочерью она нуждалась в тренинге ассертивности. Нельзя было с уверенностью сказать, что она имела необходимый уровень навыков даже в определенных областях жизни. Когда она постепенно осваивала ситуацию вождения автомобиля, следовало не просто уменьшить ее тревогу. Карен так долго была убеждена в своей неспособности водить машину, что у нее возникали вопросы по правилам дорожного движения (например: «Как вы решаете, когда останавливаться на желтый свет?»), и нужно было уделять им внимание.

Ежедневная запись автоматических мыслей

Первая попытка Карен выполнить «Запись дисфункциональных мыслей»

Источник:
Когнитивная психотерапия зависимого расстройства личности
«Хотя лечение ЗРЛ может проходить медленно и трудно, а иногда вызывать фрустрацию, оно может быть очень полезным. Правильно интерпретируя лечебный процесс и применяя осторожное стратегическое планирование, психотерапевт будет иметь возможность наблюдать чудесное превращение пациента в автономную зрелую личность, и получить наслаждение, сравнимое с тем, которое мы получаем, глядя на растущих детей». — Наркология on-line на сайте против наркотиков narcom.ru
http://www.narcom.ru/publ/info/246

(Visited 3 times, 1 visits today)

Популярные записи:

Если мужчина называет радость моя Если мужчина называет радость мояВ ласковых именах для нас любимых, среди мужчин лидером считаются кошачьи.… (8)Если мужчина признается в любви пьяный Если мужчина пьян и признаётся в любви, стоит ли верить?Если мужчина пьян и признаётся в… (7)Как ведет себя девушка после расставания Как вести себя после расставания с любимым человеком Наверное, нет такого взрослого человека, который в… (7)

COMMENTS