Советская система

Малая родина Мишарина взбунтовалась против — советской — системы самоуправления02 июня 2016 в 18: 28

Малая родина Мишарина взбунтовалась против "советской" системы самоуправления 02 июня 2016 в 18:28

Депутаты просят защиты у Тунгусова.

Артемовский оказался на пороге серьезного политического кризиса. Уже полгода местные депутаты отказываются принять переход на «советскую» систему самоуправления, при которой глава муниципалитета избирается специальной комиссией, — они настаивают на возвращении выборов единого сильного мэра.

«Когда проходили публичные слушания, общественные организации дали депутатам наказ голосовать исключительно за прямые выборы мэра. А выборы через конкурсную комиссию, которые сейчас предлагаются, – это самая коррупционная схема из всех возможных. Поэтому мы настоятельно просим Заксобрание вернуть городу прямые выборы», — пояснил «Уралинформбюро» один из бунтующих депутатов гордумы Азгам Шарафеев.

Для принятия решения о внесении в устав города поправок о переходе на «советскую» систему самоуправления необходимы голоса 14 из 20 действующих народных избранников. Однако до сих пор собрать больше 13 не удалось. В результате, начиная с декабря 2015 года, когда вопрос впервые был включен в повестку, дума 13 раз отклоняла поправки. Тем временем через три месяца истекает срок полномочий думы действующего созыва, а вместе с тем и мэра. И вопрос о том, кто будет управлять городом после выборов, пока остается открытым.

Депутаты направили обращение главе администрации губернатора с просьбой о содействии возврату города к прямым выборам мэра. «Основным идеологом перехода на «советскую» систему был Сергей Пересторонин (бывший глава администрации губернатора – прим.ред.). При нем нас не слушали и не слышали. Сейчас мы пытаемся донести нашу позицию до нового главы администрации губернатора (Владимира Тунгусова — прим.ред.). Письмо ему отправлено, и мы надеемся, что Владимир Георгиевич прислушается с нам», — рассказал Азгам Шарафеев.

Стоит отметить, что в истории Свердловской области Артемовский отметился двумя фактами. Во-первых, это родина второго губернатора Александра Мишарина. Во-вторых, в свое время это был первый муниципалитет в регионе, где ввели «двуглавую» систему управления, разделив полномочия между мэром и главой администрации города.

Напомним, что ранее похожий политический кризис возник в Реже. В течение двух лет депутаты не могли договориться о том, кто должен возглавить мэрию, что парализовало работу городских органов власти. Разрубил гордиев узел губернатор, приняв решение о роспуске местной думы.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

Источник:
Малая родина Мишарина взбунтовалась против — советской — системы самоуправления02 июня 2016 в 18: 28
Депутаты просят защиты у Тунгусова.
http://www.uralinform.ru/news/politics/251907-malaya-rodina-misharina-vzbuntovalas-protiv-sovetskoi-sistemy-samoupravleniya/

Система ГУЛАГа НКВД СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны в современной историографии

Система ГУЛАГа НКВД СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны в современной историографии.

Изучение советской лагерной системы имеет длительную историографическую традицию, которая заслуживает отдельного и подробного анализа. Сама роль, которую сыграли лагеря в истории страны, судьбах миллионов людей обуславливает необходимость изучения пенитенциарной системы советского периода. Проблема ГУЛАГа столь широка и многопланова, что сегодня нет ни одной работы, которая охватывала бы все аспекты функционирования лагсистемы.

Начало складыванию историографической традиции положили труды руководителя карательных ведомств республики К.Х.Данишевского (1920 г.), где концентрационные лагеря как места административной изоляции граждан упоминались впервые1. Тремя годами позже вышла книга «Пенитенциарное дело в 1922 году», которая представляла собой публикацию отчета начальника Главного управления мест заключений НКВД Е.Ширвиндта о состоянии мест заключений2. Являясь крупным практическим работником пенитенциарной системы, автор имел возможность обобщить опыт принудительного трудоиспользования заключенных в условиях новой экономической политики, дать их классификацию и привести статистические данные об их количестве.

В целом 1920-е годы – это время накопления материала по исправительно-трудовому праву, попыток анализа преобразований в местах лишения свободы и идеологического обоснования концепции использования принудительного труда, его экономической значимости. Именно с этих позиций в 1935 году был опубликован сборник статей под редакцией Генерального прокурора СССР А.Я.Вышинского3. Данной работе созвучны точки зрения Б.С.Утевского и И.Л.Авербаха4. В исследованиях раскрыта картина трудоиспользования заключенных, а также приведены статистические данные по их количеству – последние, опубликованные в СССР.

В это же время на Западе начинают публиковаться свидетельства первых узников советского ГУЛАГа. Уже в 1924 году в Берлине вышло исследование историка С.П.Мельгунова, основу которого составили воспоминания очевидцев и личный архив автора5. Историк определяет массовые репрессии как открытый апофеоз убийства как орудия власти. Во многом его работа несет идеологическую нагрузку, но несомненным ее достоинством является то, что автором убедительно доказано, что систематические репрессии начались непосредственно с момента прихода большевиков к власти.

Годом позже в Англии были опубликованы воспоминания С.А.Мальсагова, бывшего царского офицера, который в 1925 г. совершил побег из Соловецкого лагеря особого назначения6. В своей работе автор дал подробное описание как самого лагеря, так и условий труда и быта. Отдельная глава посвящена многообразию применяемых пыток и произволу лагерной администрации по отношению к заключенным. Его книга вызвала международный скандал. Мировая общественность, узнав об ужасах в Соловецком лагере, развернула кампанию против «принудительных трудов в СССР».

Период 1930 – 1940-х годов для Запада – это время систематизации исторического материала по данной тематике. Первой комплексной работой этого времени стала совместная книга Д.Д.Даллина и Б.Н.Николаевского, содержащая данные о численности советских лагерей, этапах их создания, профиле хозяйственной деятельности7. Авторами сделана попытка определить количество заключенных в СССР, которых, по мнению исследователей, было 15 миллионов, однако закрытость статистических данных не позволяет им научно обосновать эту точку зрения. В работе исследуется экономический аспект использования принудительного труда, большое внимание уделено лагерной субкультуре, психологии.

Американский историк Р.Конквест освещает в своей работе различные аспекты функционирования советских лагерей8. Автор отмечает, что миллионы рабов-заключенных в распоряжении ГУЛАГа играли важную экономическую роль и воспринимались как нормальный компонент советского народного хозяйства. Вместе с тем Р.Конквест утверждает, что многие проекты, построенные на использовании принудительного труда, часто бывали абсолютно необоснованными. Таким образом, автор стоит на позиции, что лагеря были выгодны, прежде всего, политически, ибо они изолировали от народа всех потенциальных зачинщиков беспорядков и «служили страшнейшим пугалом против любой антисоветской деятельности и даже сомнительных разговоров. Лагеря были конечным продуктом политического террора».

К эмигрантской историографии примыкает исследование Б.Яковлева «Концентрационные лагери СССР», где описаны карательные органы СССР, дана периодизация становления советской пенитенциарной системы, представлен алфавитный список лагерей, упоминаются лагеря, расположенные непосредственно на Урале9. Особое внимание автор уделяет режиму содержания заключенных, их материально-бытовому положению и производственной деятельности. Исследователем определена специфика состава заключенных для каждого конкретного периода становления и развития пенитенциарной системы. Примечательно и то, что в работе отводится место изучению лагерной психологии, нашедшей свое отражение, по словам автора, в изречении: «Никогда не делай того сам, что могут сделать другие». Очевидно, что источниками для автора стали, прежде всего, устные свидетельства, что, впрочем, было характерно для западной историографии в целом.

Энциклопедического типа пособие представляет собой и изданный в 1987 году Ж.Росси справочник по ГУЛАГу, содержащий сведения об этапах складывания лагсистемы. Автор исследует ее структуру, приводит данные об отдельных лагерях. Особое внимание уделено режиму содержания заключенных10.

Таким образом, анализ научной, публицистической, мемуарной и иной литературы, вышедшей за рубежом как в предыдущие десятилетия, так и в последнее время, позволяет сделать ряд обобщений. Для зарубежной историографии характерен высокий уровень осмысления исторических источников и попытки исследования социальных, экономических и психологических аспектов истории ГУЛАГа, сущности террора и системы лагерей. Однако узость источниковой базы, обусловленная полным отсутствием доступа исследователей к материалам советских архивов, привела к ряду неточностей и субъективным оценкам в изучении этого периода.

Что касается современной отечественной историографии, то в силу сложившегося положения, когда в исторической науке не было принято говорить о лагерях, найти серьезных научных исследований или публикаций на эту тему до недавнего времени не представлялось возможным.

Осмысление историками такого феномена в истории России, как принуждение, насилие, террор и масштабность этих явлений, происходило и происходит постепенно, Непосредственно лагерной тематике посвящено большое число работ. Среди них ведущее место занимают статьи В.Н.Земскова, особенностью которых является попытка окончательно выяснить общий численный состав лагерного контингента ГУЛАГа за все годы его существования13. Эта работа сопряжена с огромными трудностями, так как поиск архивного материала, первоначальный его анализ, сравнительно-математические методы исследования наталкиваются на ряд препятствий, в частности на плохую сохранность документов, не всегда возможную их сопоставимость. Данные о численности заключенных сведены в таблицы, значение которых трудно переоценить.

На общероссийском материале подготовлена статья В.В.Цаплина, изданная в 1991 г. в журнале «Вопросы истории»14. Она посвящена количеству лагерного контингента страны в предвоенные годы. Основой для написания послужили сводные бухгалтерские отчеты по исполнению сметы расходов центрального аппарата НКВД СССР, отчеты по основной деятельности и капитальным вложениям различных управлений НКВД (ГУЛЖДС и др.), автор выделяет четыре группы осужденных («А», «Б», «В», «Г») и анализирует уровень их смертности (по состоянию на 1939 г.).

Расхождения в численных показателях авторов объясняются, вероятно, использованием разных источников информации. В.Н.Земсков пользовался данными ЦГАОР СССР, а В.В.Цаплин – ЦГАНХ СССР. Обе стороны (и те, кто настаивает на истинности обнародованных цифр, и те, для кого они фальсификация) вольно или невольно считают, что под учет в лагерях попадала большая часть репрессированных. Здесь следует учесть, что слишком значительным было количество расстрелянных, погибших во время следствия и многонедельных транспортировок. Пока мы просто не знаем, каково общее число репрессированных.

Сравнения двух последних публикаций дает возможность понять, насколько сегодня историки разобщены между собой. Как видно, разные авторы, изучая одни и те же исторические явления, выдают принципиально противоположные результаты.

С начала 1990-х годов отечественными исследователями проводится работа по картографированию объектов ГУЛАГа. На основе свидетельств бывших узников, хранящихся в архивах общества «Мемориал», В.Н.Комиссаровым были составлены карты сталинских лагерей европейской части СССР, Центральной и Восточной Сибири, Урала15. Автор приводит данные о 49 лагерях, находившихся на Урале. Наиболее полно картину дислокации лагерей представляет карта, составленная С. Романовым в масштабах СССР и включающая 1472 лагерных подразделения16.

Одной из наиболее информативных работ является изданный обществом «Мемориал» справочник по исправительно-трудовым учреждениям, в котором выверенный и систематизированный материал, заключенный в рамки схемы, предоставляет необходимые данные для полноценной исторической реконструкции, не навязывая однозначных интерпретаций17. Основу данного издания составляют монографические описания около 500 исправительно-трудовых лагерей, включающих сведения об административном подчинении и дислокации лагерных управлений, о штатной и реальной численности заключенных, характере и объеме производственной деятельности, кадровом составе лагерной администрации, а также, по возможности, о местонахождении их архивов.

За границами представленного в книге материала остались многие институциональные формы принудительного использования населения – исправительно-трудовые колонии, тюрьмы, разные виды ссылки и спецпоселения, трудармии, лагеря для военнопленных и интернированных. Хотя суммарные контингенты этих форм количественно превышали собственно лагерное население, однако ключевое положение ИТЛ в пенитенциарной структуре, их ориентация на решение задач государственно-стратегического уровня делают изучение системы исправительно-трудовых лагерей безусловно приоритетным.

Собственно истории создания лагерей посвящены публикации А.И.Кокурина и Н.В.Петрова, в основе которых лежат архивные документы, приказы, директивы НКВД постановления ЦК

ВКП (б) об организации лагерей18. Авторы отмечают, что уже в первые годы советской власти зародилась система, при которой параллельно существовали места заключения для политических противников режима и для обычных уголовных преступников, и уже в 1918 году Наркоматом юстиции РСФСР были сформулированы основные принципы пенитенциарной политики.

Об экономических аспектах функционирования лагерной системы говорят Л.А.Обухов и М.В.Рубинов, определяя место труда заключенных в экономике страны в период складывания советской пенитенциарной системы 1918 – 1920-х гг.22 В основу публикации легли «Декреты советской власти», «Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву», а также материалы Государственного архива Пермской области. Анализируя правовую базу использования труда заключенных, авторы отмечают, что опыт становления советской пенитенциарной системы в исследуемый период и использование труда заключенных пригодились позднее – в 1930 – 1940-х годах.

Статистические данные, характеризующие производственную систему ГУЛАГа в 1939 – 1940 гг., приводят С.Г.Эбеджанс и М.Л.Важнов. Авторы показывают использование труда заключенных на примере строительства Норильского никелевого комбината24.

Наиболее же полно проблема использования принудительного труда раскрыта на уровне регионов. Во-первых, это объясняется близостью источников, возможностью максимального использования материалов из государственных и ведомственных архивов, во-вторых, это возможность респондирования современников тех событий, что позволяет увидеть ситуацию изнутри, в-третьих, это обмен научным опытом посредством научных конференций и реализации совместных проектов. Для региональных работ также более характерно эмоциональное восприятие темы, проявление большей человечности по отношению к тем, на чью долю выпала такая трагедия, как лагерная жизнь.

Публикации, посвященные данной тематике, вышли в Москве, Санкт-Петербурге, Сыктывкаре, ряде городов Сибири (Кемерово, Новосибирск, Томск) и Урала (Екатеринбург, Нижний Тагил, Пермь, Челябинск).

В Сибирском регионе данной проблемой занимаются историки Томска, Новосибирска, Кемерова. В 1991 году вышла в свет работа И.Н.Кузнецова, которая представляет собой сборник документов и свидетельств о действиях карательных органов на территории нынешней Томской области; представлен также список жителей области, реабилитированных в 1989 г.27 В Томской области это была первая попытка дать посписочную информацию о жертвах репрессий и создать «Книгу Памяти». Аналогичная работа была проведена В.И.Уймановым, под руководством которого были подготовлены и опубликованы следующие тома подобной книги под названием «Боль людская. » 28.

Следует отметить монографию Л.И.Гвоздковой, которая посвящена эволюции сталинских лагерей на территории Кузбасса29. Данные о численности заключенных, их социальном и половозрастном составе, производственной специализации сведены в таблицы. Автор также отмечает влияние ГУЛАГа на современную структуру народного хозяйства и социальный состав Кузбасса и видит в лагерном прошлом причину многих современных экономических, социальных и духовных конфликтов.

Гораздо более интересной и информативной является его работа в соавторстве с М.Б.Рогачевым31. Статья подготовлена на региональном материале, охватывает весь период существования лагерей Коми. Исследователи акцентируют внимание на производственной деятельности лагерей и приходят к выводу, что во многом создание промышленного потенциала республики стало возможным за счет эксплуатации труда заключенных.

Анализ региональной историографии (на примере работ историков Сибирского региона и Республики Коми) позволяет сделать вывод о том, что в исследованиях затрагивается широкий круг проблем, связанных с использованием принудительного труда в экономике СССР. Внимание уделено режиму, условиям содержания и быта контингентов НКВД в лагерях, сделаны попытки выяснить удельный вес лагерной экономики и проследить взаимопроникновение лагерного образа жизни, лагерного мышления в общество и обратно. К лагерному наследию относят и экологическую проблему, связанную с массовой вырубкой леса (лесозаготовки были наиболее гулаговской отраслью промышленности) и т.д.

В ряду работ по истории принудительного труда, опубликованных в различных регионах страны, существенное место принадлежит исследованиям, связанным с уральским ГУЛАГом. Среди профессиональных историков проблемы использования в промышленности Урала военного времени депортированных советских немцев одной из первых коснулась Н.В.Бибарсова, показав масштабность использования их в промышленности региона32. Большое внимание уделено описанию материально-бытового положения трудмобилизованных и методов принуждения к труду, анализируется организаторская и идейно-политическая работа с мобилизованными на Урал тружениками нерусской национальности.

Глубокое освещение тема принудительного трудоиспользования советских немцев и других категорий спецпереселенцев получила в ряде работ В.М.Кириллова33, Г.Я.Маламуда34, В.П.Мотревича35, А.Б.Суслова36. Данную проблему в своих исследованиях затрагивают также Н.А.Вашкау, Е.А. Шефер37.

В.П.Мотревич классифицирует спецпереселенчество как колоссальный резерв дешевой рабочей силы, столь необходимой для развития производительных сил северных и восточных регионов страны. Автор подробно останавливается на режиме содержания, условиях труда. Побеги, объективно обусловленные самим характером общественных взаимоотношений между официальной властью и спецпереселенцами, были неизбежны. Ученый приводит статистику НКВД, согласно которой из числа бежавших из спецпоселений в 40-х годах задерживалось 93%. Основная причина побегов была связана с крайне тяжелыми условиями жизни последних38.

Данной точке зрения созвучна позиция А.Б.Суслова, который исследует механизмы принуждения к труду на уровне Пермской области на примере треста «Молотовнефтестрой»39. Автор объясняет самовольные уходы с предприятия неудовлетворительными условиями труда и быта и акцентирует внимание на том, что механизмы принуждения к труду на практике срабатывали далеко не так эффективно, как предполагали их создатели. А.Б.Суслов отмечает, что одним из основных стимулов к труду был голод, ибо «невозможность выжить, получая штрафную пайку, заставляла хотя бы наполовину выполнять план». К особо изощренным стимулам к ударному труду исследователь относит обслуживание контингентов ГУЛАГа официантками, что «уже было игрой на человеческих слабостях»40.

Попытка комплексного подхода к проблемам использования принудительного труда в промышленности Урала содержится в монографии Н.П.Палецких, посвященной социальной политике в регионе в годы Великой Отечественной войны41. Социально-экономический статус контингентов принудительного труда автор квалифицирует как государственное рабство, которое было представлено системой ГУЛАГа НКВД СССР. Определяя специфику функционирования лагерей военного периода, автор проводит параллель: с увеличением норм выработки в лагерях возрастала смертность.

А.В.Бакунин приводит данные о различных контингентах, используемых в системе принудительного труда42. Он характеризует систему лагерей как крупнейший хозяйственный комплекс в советской экономике. Автор прослеживает закономерность: чем сложнее становились задачи строительства социализма, тем мощнее становилась система ГУЛАГа. А.В.Бакуниным разработана концепция советского тоталитаризма и прослеживается эволюция этого явления. Работа привлекает внимание степенью обобщения материала, а также сравнительно-историческим анализом.

В ряде работ Г.Я.Маламуд исследует процесс вовлечения в систему принудительного труда заключенных, спецпоселенцев, трудмобилизованных, раскрывает картину трудоиспользования их в экономике, отмечая, что курируемые НКВД контингенты стали неотъемлемой частью трудовых ресурсов страны, и в частности Уральского региона, где они использовались почти всеми отраслями промышленности43. Автор определил сходства и различия в условиях содержания и методах принуждения к труду, ибо различный правовой статус категорий рабочей силы предусматривал определенные различия в режиме содержания, организации труда и быта. Согласно исследователю, использование контингентов НКВД было вполне органично для существовавшей экономической системы, направленной на наращивание производства любой ценой.

Узкие территориальные рамки работы В.М.Кириллова позволили ему осветить историю репрессий 1920 – 50-х гг. многоаспектно44. На материалах Северного Урала проанализированы общие тенденции развития репрессивного законодательства в СССР, показаны условия жизни и труда репрессированных, механизм осуществления самих репрессий, особенности складывания и функционирования крупной лагерной системы. Несомненным достоинством работы является то, что автором разработана оригинальная методика сбора и обработки материала, основанная на создании специализированных электронных баз данных.

Институциональным аспектам посвящена монография А.С.Смыкалина, которая представляет ретроспективный анализ системы исправительно-трудовых учреждений с 1917 до конца 1950-х годов45. Работу отличает глубокое изучение нормативной базы деятельности советской пенитенциарной системы. Впервые включены в оборот материалы Центрального архива ФСБ РФ, а также ведомственных архивов управлений ФСБ и архивов УВД по республикам и областям Урала. Автор дает периодизацию становления пенитенциарной системы СССР. В ходе работы была сделана попытка определить правовой статус такой категории спецконтингента, как военнопленные.

Работам уральских историков свойственны высокая научность и взвешенность суждений, глубокое понимание предмета исследования. Это способствует складыванию научно-исследовательских центров по данной проблематике, позволяет проводить конференции, дает возможность обмениваться опытом и реализовывать многие проекты.

В отечественной историографии истории пенитенциарной системы СССР можно выделить два периода. Хронологические рамки первого охватывают период с начала 1920-х по середину 1930-х гг. Начало ему положили труды работников карательных ведомств. Эти работы объединяет то, что в них было дано идеологическое обоснование использованию принудительного труда.

Второй период открывается только с конца 1980-х годов. Долгое время исследователи не могли вырваться за рамки марксистско-ленинской идеологии: хотя репрессии были уже описаны, опыт социалистического строительства не осуждался. Следует также отметить, что первые работы, посвященные данной тематике, охватывали широкий спектр вопросов (культ, идеология, репрессии и т.д.). Однако постепенно происходит сужение исследовательской базы, внимание историков фокусируется на каком-либо одном аспекте проблемы. Это относится к изучению складывания и функционирования лагерной системы. Так, сегодня изучается роль лагерной экономики – как в масштабах страны, так и на примере отдельных регионов; дебатируются вопросы о механизмах принуждения к труду и влиянии последнего на социальный облик человека.

Наиболее полно функционирование лагерной системы раскрыто на уровне регионов, чему способствует непосредственная близость источников. Для региональной историографии характерны узкие территориальные рамки исследований, что, в свою очередь, позволяет наиболее полно осветить поставленные в работах вопросы. Более того, сравнение и сопоставление работ историков различных регионов страны позволяет достаточно полно представить картину функционирования лагерной системы в масштабах страны.

Источник:
Система ГУЛАГа НКВД СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны в современной историографии
Система ГУЛАГа НКВД СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны в современной историографии. Изучение советской лагерной системы имеет длительную историографическую традицию, которая
http://www.war-history.ru/library/?id=195

Советская педагогика

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург . В.С. Безрукова . 2000 .

Смотреть что такое «Советская педагогика» в других словарях:

Советская педагогика — («Советская педагогика»,) ежемесячный научно теоретический журнал Академии педагогических наук СССР. Издаётся в Москве с 1937 (до 1943 орган Наркомпроса РСФСР, в 1944 66 АПН РСФСР). Освещает актуальные проблемы педагогической науки и её… … Большая советская энциклопедия

Педагогика (журнал) — Педагогика (с 1937 по 1991 годы  Советская педагогика)  ведущий научно теоретический журнал Российской Академии Образования (с 1937 по 1943 годы  орган Наркомпроса РСФСР; с 1944 по 1966 годы  Академии педагогических наук… … Википедия

ПЕДАГОГИКА — (греч.). Наука или учение о воспитании и обучении юношества. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПЕДАГОГИКА греч. Наука о воспитании и обучении юношества. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в… … Словарь иностранных слов русского языка

Педагогика — I Педагогика (греч. paidagogike) наука о специально организованной целенаправленной и систематической деятельности по формированию человека, о содержании, формах и методах воспитания, образования и обучения. Основными категориями … Большая советская энциклопедия

Педагогика — I Педагогика (греч. paidagogike) наука о специально организованной целенаправленной и систематической деятельности по формированию человека, о содержании, формах и методах воспитания, образования и обучения. Основными категориями … Большая советская энциклопедия

Советская психология в 1920—1930 годах — Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей. Содержание … Википедия

«Педагогика» — ежемесячный научно теоретический журнал, с 1937 (основан как «Советская педагогика», с 1992 современное название), Москва. Учредители (1998) Трудовой коллектив редакции и РАО. 8 номеров в год … Энциклопедический словарь

Педагогика (издательство) — Издательство «Педагогика» Страна СССР Основано в 1945 году Код Госкомиздата СССР 005 «Педагогика» советское специализированное издательство, Москва. Основано в 1945 году как издательство Академии педагогических наук (АПН) … Википедия

Дошкольная педагогика — отрасль педагогики, изучающая закономерности воспитания детей дошкольного, в том числе и раннего, возраста. Д. п. тесно связана с детской психологией (См. Детская психология), возрастной анатомией и физиологией, педиатрией, гигиеной, а… … Большая советская энциклопедия

Источник:
Советская педагогика
Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург . В.С. Безрукова . 2000 . Смотреть что такое «Советская педагогика» в других словарях: Советская педагогика —
http://spiritual_culture.academic.ru/2083/%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BA%D0%B0

Советская система

Украину сносит потоком На пресс-конференции в Берлине зампредседателя «Газпрома» Александр Медведев сделал сразу несколько громких заявлений: компания не намерена продлевать контракт на транзит с «Нафтогазом» на текущих условиях и готова построить «Северный поток — 3», если Евросоюз подтвердит потребность в газе. Заявления неслучайно сделаны вместе.

24.07.2015 08:02 Мск (10:02 Екб)

Жители Заречного, где накануне прошли публичные слушания по реформе МСУ, высказались за переход на "советскую" систему управления муниципалитетом, передает корреспондент Накануне.RU.

О результатах публичных слушаний на своей странице в Facebook сообщил депутат ЕГД коммунист Вячеслав Вегнер. По его словам, 320 участников публичных слушаний проголосовали за назначение на пост мэра, 137 человекза прямые выборы главы города.

Напомним, в настоящее время реформа МСУ шагает по Среднему Уралу широкими шагами. Ранее ЗакСО приняло закон, согласно которому на выбор муниципалитетов предоставляется несколько форм избрания глав. В том числе, в соответствии с федеральным законодательством, в регионе была закреплена форма избрания главы на конкурсной основе. С тех пор один за другим свердловские муниципалитеты стали переходить на "советскую" систему управления. Законопроект об отмене прямых выборов в Заречном был принят депутатами свердловского заксобрания весной этого года.

Источник:
Советская система
Жители Заречного, где накануне прошли публичные слушания по реформе МСУ, высказались за переход на "советскую" систему управления муниципалитетом, передает корреспондент Накануне;RU;
http://www.nakanune.ru/news/2015/07/24/22409003

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:


характер по цвету волос Разумеется, на формирование характера человека влияет множество факторов. Однако определенная взаимосвязь между натуральным цветом волос… (1)

Мужчина телец как ревнует Как доставить наслаждение мужчине - тельцу Телец мужчина - это романтик, мечтатель с искоркой в… (1)

Если не можешь забыть человека значит он тебя не отпускает Если долго не можешь забыть человека, значит в душе он тебя еще не отпускаетЕсли долго… (1)

Смс любимому спасибо за то что ты есть Короткое смс любимому, что он самый лучшийВсем радужный привет! Если хотите, чтобы Ваш близкий человек… (1)

воспаление сосочков на корне языка Вкусовые сосочки на языке: описание, виды, причины воспаления и способы леченияВкусовые сосочки на языке: описание,… (1)

COMMENTS