Renner брянск

Брянский тупик: из «зоны» выхода нет

В Брянской области из-за «бизнеса» на отселении из зоны радиоактивного загрязнения простые люди не могут покинуть свои «фонящие» дома, — рассказывает эксперт в области ядерной экологии Алла Ярошинская.

Власти Брянской области, сильнее других российских регионов пострадавшей от радиации после аварии на Чернобыльской АЭС, очень своеобразно борются с последствиями катастрофы. На Брянщине много лет процветал бизнес на фиктивном отселении из зоны загрязнения, из-за чего теперь простые люди не могут покинуть свои радиоактивные дома, — рассказывает Алла Ярошинская, известный эксперт в области ядерной экологии и безопасности, автор десятков книг, посвященных проблематике «атома-убийцы».

Хотя после чернобыльской катастрофы пошло уже более 26 лет, перевернуть эту страницу и забыть, как страшный сон, для миллионов людей на постсоветском пространстве, все еще угорающих в малых дозах радиации, невозможно. Из-за того, что период полураспада долгоживущих радионуклидов, вылетевших из горла чернобыльского реактора, исчисляется миллионами лет, Чернобыль остается с нами навсегда. В России 16 областей так или иначе до сих пор переживают последствия этой самой большой в мире ядерной катастрофы. Сильнее остальных пострадала Брянская.

Существует в Брянской области и своя зона отчуждения, то есть та земля, проход на которую людям запрещен вот уже 26 лет. Она находится в Красногорском районе. Это четыре деревни Барсуки, Нижняя Мельница, Князевщина и Прогресс. В этом же районе 34 деревни подлежат отселению, и жители еще 27 имеют на это право.

По данным, приведенным в книге «Жить, а не выживать в чернобыльской зоне», выпущенной недавно брянской неправительственной организацией «Правозащитная ассоциация», которую вот уже много лет возглавляет депутат областной Думы кандидат химических наук Людмила Комогорцева, сегодня на загрязненных землях области проживает около 330 тысяч человек, в том числе на территориях с плотностью загрязнения цезием-137 выше 5 Ки/км2 — более 154 тысяч, из них в зоне отселения (плотность загрязнения выше 15 Ки/км2) – 58 тысяч. В эту цифру входит и около 15 тысяч детей. Сейчас в зоне загрязнения свыше 1 Ки/км2 находится около 400 поселков. В санитарно-защитных зонах (там, где жить нельзя) в области проживает более десяти тысяч человек.

Пострадали и сельскохозяйственные угодья Брянщины — 17 тысяч гектаров их выведено из оборота, включая 7,2 тысячи гектара пахотной земли и 9,8 тысяч сенокосов и пастбищ. В целом на начало 2012 г., по сравнению с доаварийным периодом (1985 г.), уровни радиоактивного загрязнения почвы превышены на сельскохозяйственных угодьях по области в 47 раз, по юго-западным районам – в 120 раз. По данным МЧС России, из 1 млн 280 тыс. гектаров леса 300 тыс. – поражено радиацией, что составляет почти 25% всего лесного фонда области. Мощность радиоактивной дозы в лесу, как сообщается в книге «Жить, а не выживать», при одинаковой плотности загрязнения в 2-3 раза превышает мощность дозы на открытом пространстве.

Такова общая картина чернобыльского бедствия, продолжающегося и спустя более четверти века на многострадальной брянской земле. Недавно прошедшие выборы губернатора с новой силой обнажили вопиющие старые проблемы ликвидации последствий аварии, не решающиеся здесь (впрочем, как и в других чернобыльских зонах России) десятилетиями. Казалось бы, уж что-что, а отселить людей из опасных зон (согласно закону!) за многие годы после аварии – первостепенное и святое дело. Однако и четверти века федеральным и местным властям оказалось мало, чтобы обезопасить всех, кто вправе ожидать этого от государства.

Как сказала в разговоре со мной депутат Брянской областной Думы, известный эколог и правозащитница Людмила Комогорцева, «вначале народ не переселялся, потому что невозможно было получить жилье в «чистом» месте». (Я сразу вспомнила украинскую историю с чернобыльской бедой людей из Народичского района Житомирской области. Там власти в первые три года после аварии выселили несколько сел в новостройки в восьми километрах от запретной зоны. Так старались, чтобы правда о большой кремлевской лжи про Чернобыль не вышла за пределы территории отчуждения.) И только спустя 20 лет после аварии в Брянской области начала работать специальная комиссия по оценке домов переселенцев, компенсацию за которые они вправе получить, уезжая подальше от зоны бедствия.

Казалось бы, можно только поприветствовать такую инициативу властей. Однако, как выяснилось недавно, не все так просто. «Нашлись оборотистые «бизнесмены», — говорит Людмила Комогорцева, — которые использовали людскую беду себе во благо. Схема мошенничества такова. Предприимчивые люди скупали старые брошенные хаты, развалюхи, иногда даже быстро возводили для увеличения метража по сути картонные стены, оценивали их в 5-6 миллионов рублей. Естественно, что экспертная комиссия отказывала им в выдаче документов с такой завышенной оценкой. Но «бизнесмены» шли с жалобами в суды. И суды встали на сторону этих жуликов, связанных с коррумпированными чиновниками».

В результате, таким образом, особо приближенные к властям сумели, видимо, нагреть руки на чернобыльской беде на миллионы рублей. Разгорелся скандал неместного масштаба. По словам вновь избранного губернатора Николая Денина, за последние два года людям, которые решили покинуть загрязненные территории, выплатили около 9 миллиардов рублей. «Если в 2008 году компенсации получили 1245 граждан, то в прошлом – 3074, — сообщал Денин избирателям во время губернаторской предвыборной кампании. — Суммы компенсаций растут так же стремительно: в 2008 году — 843 миллиона рублей, в 2011-м — уже 5 миллиардов 722 миллиона».

Цифры впечатляют. Особенно, если знать, что ежегодно по чернобыльскому закону области полагается 200 миллионов рублей. Это – ежемесячные жалкие доплаты все тех же «гробовых», обследования проживающих на пораженных территориях и т.д. Народ, прослышав о миллиардных выплатах компенсаций за оставленные радиоактивные дома, выразил «нездоровый интерес»: в какие же карманы эти миллиарды уплыли? В конце концов, после того как вмешалась Счетная палата и пленум Верховного суда России разъяснил нижестоящим инстанциям порядок оформления и аргументы для выплаты компенсаций, поток миллиардов на оплату завышенных требований по решениям суда обмелел. Сегодня отклоняется 80% таких заявлений.

Однако местные жители говорят, что пострадали от этого разъяснения в основном простые люди. Как сообщал недавно в своем обращении к гражданам области бывший кандидат в губернаторы, депутат Государственной думы Вадим Потомский, «с июля 2012 года в судах области уже не выносят решений по искам граждан, выехавших добровольно из зоны проживания с правом на отселение. Якобы граждане, добровольно выехавшие из зоны проживания с правом на отселение, не имеют права «сдавать жилье государству». И это несмотря на то, что статьей 22 чернобыльского закона и постановлением правительства РФ прямо предусмотрено, что такое право жители зоны проживания с правом на отселение имеют. Более того, уже обратившимся в суды гражданам отказывают в исках, мотивируя решения отсутствием у них права на получение компенсации.

Депутат Вадим Потомский пришел к выводу, что «комиссия при администрации Брянской области иногда выборочно принимает решения о выплате компенсации гражданам, выехавшим из зоны проживания с правом на отселение. Складывается впечатление, что прошедшие через ее фильтр дома принадлежат далеко не простым гражданам. Принимая решения, комиссия руководствуется известными только ей критериями: один дом «проходит» при большой сумме оценки, за другой дом не выплатят компенсацию, даже если его стоимость рассчитана ниже среднестатистической. Все зависит от усмотрения узкого круга лиц − вот она, благодатная почва для коррупции».

И в самом деле, местная власть объясняет новые строгости с компенсациями за оставленные радиоактивные дома итогами проверки Счетной палаты РФ о нецелевом использовании средств, а также благими намерениями — пресечь неуемные аппетиты мошенников. «Но кто же, — говорит Потомский, — первый проявил эти неограниченные аппетиты, оценив и попытавшись «сдать» свой коттедж государству за миллион евро, как не лицо, приближенное к действующему местному «императору» и само представлявшее власть на тот момент?» (Жаль, что депутат не уточняет, кто именно это лицо. Правда, в другом своем выступлении Потомский высказывает намерение довести дела с «липовой» компенсацией до их логичного завершения. Надо, видимо, понимать – до прокуратуры и суда. Сейчас в Брянске работает общественная приемная Потомского.)

До сих пор, вот уже четверть века, ни федеральная, ни местная власти не могут найти пару копеек (на фоне бюджета страны и особенно — его воровства) для выведения из пораженных территорий хотя бы всех детских домов и больниц. «Несколько лет назад, — рассказывает Людмила Комогорцева, — приехав в деревню Вышков Злынковского района, мы обнаружили там туберкулезную больницу – наряду с другими здесь лечили осужденных. По сути, людей привозили сюда умирать. Зэков после смерти заворачивали в простыни и хоронили в пойме реки Ипуть. Сегодня здесь лечат туберкулезных больных с психическими заболеваниями. Здания отремонтированы и переоснащены». Конечно, хорошо, что отремонтированы. Но зачем вкладывать деньги в заведомо нездоровую окружающую среду и направлять сюда таких больных людей? Не честнее было бы эту больницу закрыть, а людей лечить в «чистых» местах?

С 1993 года мы с группой единомышленников оказывали благотворительную помощь двум детским домам райцентра Клинцы, который сразу же после чернобыльской аварии был обречен на отселение. Я обратилась тогда с письмом к бывшему мэру Москвы Юрию Лужкову с просьбой помочь местным властям со строительством в Почепском районе области («чистом») новых домов для перевода туда и так уже наказанных судьбой детдомовцев. (Там в то время Лужков строил для брянских переселенцев поселок Московский, и это было бы логично.) В мэрии Москвы уже была даже начата разработка нашего совместного проекта. Однако дефолт, который подкрался незаметно, порушил эти планы.

В Клинцах до сих пор так и работает Дом ребенка и Дом детства, а в поселке Чемерна — приют. Обездоленные дети остаются жить на своей радиационной малой родине. (Многие уже давно и не дети – ровесники катастрофы.) Заступиться, выходит, за них некому. Впрочем, страдают вот уже более четверти века не только они. Как рассказал на одном из радиоканалов главврач Новозыбковской центральной больницы Сергей Бурый, «уровень заболеваемости детей Новозыбкова где-то в два раза превышает средние показатели по России. Есть такие виды заболеваний, по которым на территории Новозыбкова превышение идет в разы. Уровень заболевания раком щитовидной железы на территории Новозыбкова выше, чем на всей территории Брянской области, в полтора раза, и выше в 2,5-3 раза, чем на территории Российской Федерации». По словам местных медиков, в Новозыбкове люди болеют в среднем в два раза больше, чем в других регионах страны.

То есть и спустя четверть века город Новозыбков – это по-прежнему «зона отселения». Так же, как и сотни других городов и весей радиоактивной Брянщины, где превышены среднероссийские показатели по общей смертности населения, а также — заболеваемости раком — детей и взрослых. Сколько же еще лет потребуется российскому государству, чтобы выполнить свой долг перед ни в чем не повинными людьми, отселив их в экологически безопасные места? Ведь там, в этих «зонах», уже выросло целое постчернобыльское поколение, чьи гены, уходящие в наше общее будущее, отмечены коварным атомом. Велика и богата Россия, а податься бедному «маленькому» человеку некуда, потому что – не за что.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Все права на материалы,

размещенные на сайте ИА «Росбалт»,

защищены и охраняются законом

использовании аналитики, интервью

или новостей ИА «Росбалт» активная

гиперссылка на главную страницу

совпадает с мнением авторов.

Заметили ошибку в тексте?

Выделите её и нажмите Ctrl-Enter,

чтобы отослать информацию редактору.

© 2017 Программирование и дизайн: ИА «Росбалт»

возможно только с письменного согласия редакции.

Свидетельство о регистрации СМИ ИА N77-7286 выдано Министерством Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовой информации 28.01.2001

В Брянске перезахоронили останки солдат, погибших во время Великой Отечественной войны

В Брянске перезахоронили останки двух солдат, погибших во время Великой Отечественной войны.

Их обнаружили во время регионального этапа «Вахты Памяти — 2017» поисковые отряды из Смоленской области и Томска в районе урочища Мамоново в Львовского сельского поселения Ярцево в Смоленской области.

— Вместе с бойцами обнаружен медальон в эбонитовом пенале, — говорят в пресс-службе губернатора и правительства Брянской области. — По медальону удалось установить имя одного из бойцов. Им оказался лейтенант Красной Армии Валентин Лукич Лабузе, 1921 года рождения, командир взвода 162 стрелковой дивизии 672 стрелкового полка. Данные второго бойца остались неизвестны.

Внучка погибшего командира Наталья Фетисова поблагодарила поисковиков за работу:

— В 1941 году мой дед был курсантом Новосибирского военного училища. В первые дни войны он был отправлен на фронт. В июне 1941 мой прадед получил последнюю телеграмму, и с этого времени связь прервалась. 76 лет мы искали.

Теперь в семье Натальи Фетисовой будут храниться вещи, которые обнаружили вместе с останками ее деда: медальон, карандаш, монетки. Их будут передавать из поколения в поколение.

Возрастная категория сайта 18+

МЕБЕЛЬ ЧЕРНОЗЕМЬЯ

Цвет: белый/металлик/глянец, белая обкладка


Коллекция «Даймонд Наоми» выполнена в стиле арт-деко. Этот стиль представляет из себя смешение двух стилей — минимализм современного и роскошь классического стилей.

Серия является обладателем мебельного оскара, наивысшей наградой в области мебельного дизайна «Российская кабриоль».

Фасад выполнен в виде богатой, многоступенчатой рамы, на манер роскошного картинного багета, с глубокой фрезеровкой и серебристой патиной — элемент классики, а прямые и лаконичные формы от современного стиля. Такая мебель идеально впишется в любой интерьер. Самые модные цвета, черный и белый на контрасте с серебром, в высоко-глянцевой отделке придают изделиям супер стильный вид.

Коллекция Даймонд Наоми словно только что сошла с мировых мебельных подиумов. Эту коллекцию для нас разработал известный и модный итальянский дизайнер Стефано Джованони, это дизайнер, который работает в современном стиле и лицевая фурнитура поддерживает стиль в точности повторяя раму — итальянский дизайнер Базетти Марелла.

МДФ и ДСП в пленке с отделкой «Высокий глянец»

— МДФ – современный высокотехнологичный материал, по своим характеристикам максимально похожий на натуральную древесину по прочности и экологичности, влагостойкий;

— мебель экологична, поскольку МДФ содержит натуральное связующее вещество, ЛДСП — класс эмиссии Е1, разрешённый ГОСТом в детских и лечебных заведениях;

— отделка «Высокий глянец»: долговечна (не выгорает, не истирается, стойка к микроцарапинам и микротрещинам);

— все кромки на полках облицованы с 4-х сторон, что исключает выделение формальдегида.

— мы используем индивидуальный каркас, тогда как другие используют универсальный (дополнительные технологические отверстия) — мебель не пахнет, экологически безопасная (поскольку из необлицованных поверхностей ДСП выделяется формальдегид, а это очень опасное вещество, вызывающее аллергию и даже онкологию)

— мы выпускаем мебель только в отделке, так выпускают мебель итальянцы и так делают мебель в Европе.

Отделка «Высокий глянец»:

— высокая мода и дизайн: покрытие двумя слоями экологичного лака, с промежуточной шлифовкой. Мебель приобретает абсолютно гладкую, практически зеркальную поверхность. Это не только красиво, нарядно, но и модно.

— экологичность лака — мы используется итальянский лак ультра фиолетовой сушки (фото инициаторы- для блеска 100 глесс ) *Renner (Renner Italia S.p.A ). Сушка такого лака проводится в УФ камерах за считанные секунды, все вредные вещества испаряются и в дом к покупателю поступает абсолютно безопасная, экологически чистая мебель, в то время как другие лаки испаряют летучие (ацетон, растворители) еще в течении 10 лет дома у покупателя, что очень вредно.

— красивая, гладкая, почти зеркальная поверхность — модно и красиво, используется дизайнерами;

— сама отделка защищает мебель от выгорания, истирания в местах частого соприкосновения, микроцарапин и микротрещин (помните, как раньше стекло клали на стол, что бы не портить поверхность, отделка «Высокий глянец практически такое же стекло);

— абсолютно безопасное покрытие;

— простота в уходе, не требуется дополнительных денежных средств за уходом за мебелью.

Внутренне цветовое решение у нас абсолютно соответствует фасаду.

Задняя стенка шкафа в отделке и цельная, без стыковочной планки, что исключает попадание пыли.

Источники:
Брянский тупик из «зоны» выхода нет
Брянский тупик: из «зоны» выхода нет
http://www.rosbalt.ru/blogs/2012/11/20/1061051.html
В Брянске перезахоронили останки солдат, погибших во время Великой Отечественной войны
Их обнаружили во время регионального этапа «Вахты Памяти — 2017»
http://www.bryansk.kp.ru/online/news/2964891/
МЕБЕЛЬ ЧЕРНОЗЕМЬЯ
МЕБЕЛЬ ЧЕРНОЗЕМЬЯ Цвет: белый/металлик/глянец, белая обкладка Коллекция «Даймонд Наоми» выполнена в стиле арт-деко. Этот стиль представляет из себя смешение двух стилей
http://mche.ru/catalog/series/3506/460/

COMMENTS