Популярные записи:

Если мужчина любит замужнюю женщину его поведение Как влюбляются мужчины: признаки и их поведениеМужчины и женщины отличаются не только внешне, но и… (25)Как ведет себя девушка после расставания Как вести себя после расставания с любимым человеком Наверное, нет такого взрослого человека, который в… (21)500 причин почему я тебя люблю парню 100 причин, почему я люблю тебя 1. Счастье-это быть с тобой 2. С тобой никогда… (18)Как записать лучшего друга в телефоне Как в телефонной книге записать любимого человека Как в телефонной книге записать любимого человека/мужа? У… (14)Прикосновения мужчины к женщине значение Дотрагивание (значение прикосновений) Человеку нужно, чтобы до него дотрагивались, пишет в своей книге «Дотрагивание» антрополог… (12)

Рассказы жен наркоманов

Записки трезвеющего наркомана. История безумия: «Мне казалось, что наркотики помогут развиться духовно»

Мне казалось, что наркотики помогут развиться духовно

Я родился Минске в благополучной семье. Никто из родственников не страдал алкоголизмом и тем более — наркоманией. Первые 4 года в школе учился лучше всех в классе. Хорошо помню, что прочитал в первом классе больше 100 слов в минуту! Но поведение у меня всегда было неважным: хотелось самовыражаться, утвердить свое превосходство.

В своей тусовке я начал активно искать, где можно достать наркотики. Это был конец 90-х. В отличие от многих, у меня была довольно обеспеченная семья. Отец занимался бизнесом, у него с партнером своя небольшая туристическая фирма. Я всегда в компании был спонсором, за счет родителей, конечно.

Достаточно быстро травы для меня стало мало, она стала привычным «фоном», и я продолжил экспериментировать с наркотиками. Примеров сильно опустившихся наркоманов перед глазами у меня не было – я общался с довольно узким кругом людей. Преодолев страх, попробовал героин. Когда употребил его в нормальной дозе, мне стало очень плохо, тошнило. Я понял, что это вообще не мое, и решил, что никогда к этому не вернусь. Как же я ошибался!

Винт употреблял марафонами – по 2-3 суток. В перерывах отсыпался и отъедался. Еще срабатывал инстинкт самосохранения, ведь когда не спишь несколько ночей подряд, развивается острое состояние психоза. Тем более, чтобы добывать наркотик, приходилось прилагать какие-то усилия. Я помню, что у меня в голове иногда возникали мысли, что надо бы прекратить. Я пытался остановиться, но наркотик дает очень сильные ощущения, от которых тяжело отказаться. Даже сейчас, если я закрываю глаза и представляю укол, у меня начинают бегать мурашки по коже.

Тогда же у меня появились первые серьезные проблемы из-за наркотиков. Начался псориаз, все тело покрылось отвратительными красными пятнами. Это неизлечимая болезнь на нервной почве. А еще мне сделали анализы и сказали, что у меня проблемы с печенью и, вероятнее всего, вирусный гепатит. Гепатита, к счастью, не оказалось. На первом этапе я был очень брезглив в отношении использованных шприцев. Если я варил винт, для меня тогда было принципиально, чтобы люди кололись только своими шприцами. Для меня это была своеобразная защита: «Я не наркоман, я все контролирую».

А потом почему-то выдумал, что мне нужно съездить автостопом в Амстердам. Меня спрашивали духовные собратья: зачем ты туда едешь? Я отвечал: просто посмотреть город. Приехал и увидел кофешоп, где продают и курят марихуану. Думаю, дай зайду-посмотрю, что он вообще собой представляет. Зашел в один, зашел в другой, надышался этим воздухом. Зашел в третий, купил косяк и выкурил. За ночь я прокурил практически все деньги, которые мне дали с собой родители, полностью утратив над собой контроль. Это было очень похоже на запой алкоголика, который решает выпить одну рюмку после многолетней трезвости, остановиться было практически невозможно.

По возвращении домой я надумал себе разных историй, что вскоре эмигрирую в Европу. Пришел в сентябре на учебу, посидел 10 минут на паре, сказал, что еще вернусь, и ушел. Больше туда я уже не возвращался. По факту я проучился в техникуме два года из четырех. Сейчас у меня так и осталось базовое образование 9 классов.

Спустя некоторое время у меня началось отторжение от винта на физическом уровне. При виде шприца с готовым наркотиком начинало тошнить. Полчаса рвало, но потом я все равно шел и кололся. Умом понимал, что это, грубо говоря, уже полная задница, надо что-то делать. Мне посчастливилось снова вернуться к вере в Бога и я принял духовное посвящение, понимая, что это мой единственный шанс спастись из кошмара и безысходности. И около 9 месяцев оставался трезвым – это самая продолжительная ремиссия в моей жизни на текущий момент.

Когда закончилась еда, брал сахар и переплавлял его на леденцы

У меня начался первый опыт совместной жизни с девушкой. Она была не настолько зависимой, как я, но курила траву и периодически употребляла наркотическое обезболивающее, вызывающее физическую и психическую зависимость, синтетический аналог героина. Я тоже подсел на него, но все еще старался не попадать в сильную систему: 3 дня поем таблетки, потом сделаю себе стоп на 3 дня и так далее по кругу.

В самолет с марихуаной – одержимость сильнее страха

В 2006 году мне стало совсем тяжко, и по собственному желанию я лег в платное отделение неврозов, где провалялся 17 дней. Там у меня был первый опыт общения с психотерапевтами. Помню, что после разговора с ними я почувствовал сильное облегчение. После выписки устроился системным администратором в большую международную компанию. Жизнь немного наладилась, даже девушка ко мне вернулась. Работать было реально интересно, особенно общаться с людьми, обучать их.

Обвинял в своих бедах все что угодно, только не наркотики

Жутко устав от употребления, в какой-то момент я решил бросить все и поехать автостопом в Украину, где познакомился с ребятами-бродягами, которые играли музыку на улице. С детства я играл немного на гитаре и барабанах и присоединился к ним. Долгое время это был мой единственный реальный источник дохода, что меня в принципе устраивало. Перемена места освежила меня, придала оптимизма – мне удавалось какое-то время жить без тяжелых наркотиков. Я влюбился в девушку из Крыма и всерьез задумался о том, чтобы еще раз попробовать создать семью.

Денег нужно было все больше, и в 2011 году я нашел себе новое занятие – кредитное мошенничество. Я оформлял кредиты на себя, помогал брать кредиты другим, подделывая справки о доходах, и многое другое. Легкие деньги приходили часто и помногу, и я в прямом смысле подсел на «халяву», не задумываясь о последствиях. А потом у меня началась депрессия, и меня объявили в розыск судебные исполнители. Долгов было очень много как перед банками, так и перед людьми – несколько десятков тысяч долларов. Какое-то время я скрывался в России, потом все-таки вернулся, и меня поймали. Но, к моему большому удивлению, меня не посадили в тюрьму, дав возможность рассчитаться.

Получил приговор за поступок, который обычно совершают подростки

Находясь на очередной волне маниакального психоза, я решил, что надо бороться с наркоторговлей (при этом сам находился в системе!), и принялся кидать наркоторговцев, что приносило немалые деньги. В какой-то момент я снимал дорогую квартиру в самом центре города и шиковал. Но никакой радости мне это не доставило. Кроме наркотиков, практически все мне было безразлично на тот момент. От меня ушла девушка, очень добрый и чистый душой человек. На тот момент мы встречались около двух лет, причем она никогда ничего не употребляла и была в ужасе от того, что со мной происходит.

После многократных, в течение долгих лет, попыток завязать я перестал верить самому себе. Перед тем как лечь на реабилитацию в 21-е отделение в Новинки, находясь в состоянии психоза, я пришел к соседу-милиционеру, отдал ему свои аккаунты на сайтах и форумах, где продают наркотики, и попросил, если продолжу употреблять, посадить меня в тюрьму. Таким образом я хотел обрезать себе все концы, поскольку жить дальше, употребляя, стало совсем уж невыносимо.

В следующем выпуске Олег вспомнит самые ужасные ситуации из своего наркоманского прошлого: как едва не потерял руку, чуть не сгорел заживо в лесополосе и был готов уколоться шприцем от ВИЧ-инфицированных наркоманов.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Истории наркоманов

1. История С. Это первая опубликованная история. . попробовав раз слезы мака, будешь плакать всю жизнь.

Эта история рассказана бывшим наркоманом, он употреблял тяжелые наркотики 6 лет

Меня зовут С. Детство у меня было безоблачным, родители — средний класс, не пили и не курили. Мать — преподователь, отец — служащий. Мы часто меняли квартиры, улудшали жил.площадь, из-за этого я менял школы.

Я попробовал сигареты в 10 лет. У меня кружилась голова, тошнило, но мне понравилось. Это был Дюбек . Япришел домой бабушка почувствовала запах, сказала, что скажет папе, но я ее упросил и она не сказала. Больше я не курил до 12 лет.

В 1989 году мы переехали в центр, до Невского пр. было 2 минуты пешком. Я пошел в шестой класс, учился хорошо, но проблемы с дисциплиной у меня были. К нам в школу пришел новый учитель физ-ры. Он набрал группу и мы занимались ТАЙ — ЧИ. Это был очень умный, честный и бескорыстный человек. Отзанимавшись у него 1,5 года он вдруг переезжает на м.Пионерскую и я не могу к нему ходить, т.к. ездить с центра очень далеко.

Я практически сразу после этого попал в, как говорят плохую компанию. В моем доме была баня, мы частенько там курили и пили пиво. Сначала мы пили немного, через короткое время я стал выпивать по 7-8 бутылок пива. Мне было 12 лет. Водку я попробовал на дне рожденьи отца, и она мне не понравилась. К 7-му классу мое отношение к школе изменилось, я стал пропускать уроки, начались серьезные проблемы с дисциплиной. В то время я стал фарцевать, у Русского музея и гостиницы Европа. Еще мы ходили в цирк, там всегда было полно фирмачей. Я курил, пил пиво.

Я общался с Андреем, он был старше меня на год. Мне было 14. Однажды мы зашли к знакомому, он раскурил нас анашой. Мне очень понравилось. Через пару месяцев я курил уже по 1,5 пакета в день. Все только начаналось. Мы с родителями опять переехали и я стал учиться в лицее. Но все равно с кем я там общался , все курили анашу. До 15 лет все шло ровно. И в один прекрастный день я с Андреем попробовал опий.

Мне почти 16. Как — то раз утром мать зашла в комнату и увидела мои руки. Она была в шоке. Я пообещал ей бросить, сказал, что только попробовал, но было поздно. Анашу и пиво я давно не употреблял, если только кто — то раскумаривал. Карманных денег переставало хватать. После 10-го класса меня выгоняют из лицея, точнее ухожу сам.

Я как и следовало ожидать перехожу в другую школу. Занятия практически не посещаю. Я полностью увлечен опием. Друзей в новой школе просто не было, а были лишь приятели. Я употреблял уже опий каждый день, по 5-7 кубов домашнего раствора, или 30 кубов рыночного (3 фурика). В 16 лет я первый раз своровал из дома. Это была большая кража золота. Когда мать узнала, я запарил ее, что отдал долг приятелю, т.к. он дал мне прокатиться на его машине , а я ее разбил. После этого мать стала прятать золото и деньги. Я стал воровать вещи. Прийдя однажды домой я не узнал свою квартиру. Дверь входная была — металлическая, на окнах стояли решетки, и между входной и внутренней дверью, тоже была решетка. Родители поняли, что я — НАРКОМАН.

Как — то раз вечером мама села и поговорила со мной, что надо лечиться. Я согласился. Через несколько дней меня положили по договоренности в психиатрическую больницу переламываться. Я был не готов к этому. Через 3 дня я упросил ее забрать меня с условием, что я больше не буду. Как только я вышел, встретил друга Юру. Мы вместе поехали на Дыбенко за ханкой . Все пошло по старому. Я только начинал догадываться куда я влез. Серьездно я не осознавал, что я наркоман.

В это время я продолжал общаться с Юрой. Одним утром я зашел к нему. На кайф не было денег не у него, не у меня. Он предложил ограбить комнату соседа. Мы продали оттуда кое — какие вещи и поехали на Дыбенко. На следующий день я снова зашел к нему. Вдруг раздался звонок в дверь. Я не хотел чтобы он открывал. Он открыл дверь. Вбежали опера стали ничего не говоря нас избивать. Конечно мы во всем признались. Следующие 3 дня стали самыми ужасными в моей жизни. Меня били, издевались. Ожидание было самым страшным: посадят или нет. Юру посадили. Меня Бог миловал. Родители наняли адвоката, дали денег. Сидя в КПЗ я думал, что наркотики это прошлое, лишь бы не посадили, что здесь я из — за них. Выйдя и отмывшись от вшей я побежал колоться. Наркотики сильнее силы воли и тому подобных вещей. У наркомана нет силы воли ,- так говорят люди совершенно не знакомые с проблемой. Поверьте мне.

Меня отправляют к родственникам в Казахстан. Я еду туда в надежде перекумариться. В первые же дни я спросил у своего брата можно ли купить анаши. Он сказал, что не то что можно, но даже нужно. Мы купили 1,5 кг шмали . Мы курили ее, а оставшуюся я повез в Ленинград, хотел продать, но естественно большую часть скурил. В Алма — Ате мы ездили с братом и его младшим братом на рыбалку в заповедник. Мы курили анашу косяк за косяком лежа в палатке, а вечером выходили на берег ловить рыбу с косяками в руках. Мы были убитыми анашой напрочь. Катались по степи на дедовском Запорожце с ручным управлением. Это было здорово. Наркомантская романтика. Когда я возвращался домой, то в поезде познакомился с наркоманом. Он вез с собой 600гр ханки . Он 2 раза раскумарил меня. Приехав я сразу укололся и стал как и раньше колоться каждый день.

К этому времени я ушел с работы — не поладил с начальством. Ничего не предвещало беды. Но все слышали — попробовав раз слезы мака, будешь плакать всю жизнь . Зимой 1998 года я ехал на машине и решил заехать к друзьям с которыми употреблял. Дальше я думаю все понятно. За месяц доза поднялась до 0,5гр героина в день. Опием практически никто не кололся. Все сидели на героине. Денег не было. Все, что я заработал я быстро продал. Опять начал воровать. Родители стали подозревать, что я начал колоться, но не могли и не хотели в это поверить, т.к. я не кололся больше года, т.е. с конца 17 года и до 19 лет. Мать попросила показать ей руки и все поняла. Я сказал, что только начал, меня сразу положили в больницу. Когда я вышел все повторилось. Я воровал — все. Я вынес весь дом. Взломал металлическую дверь, раскурочив стену. Меня перестали пускать домой. Я жил в парадной. Это был ужас. Температура -20 градусов. Каждый раз когда едет лифт — просыпаешься. Есть нечего. У меня не было денег ни на наркотики, ни на еду, ни на сигареты. Я пришел к маме на работу, сказал что готов лечиться, что все понял. Она не верила. Я плакал. После 1,5 часов разговоров она согласилась. Тогда я действительно САМ хотел бросить, и это было в первый раз. Мы приехали домой, отец не пускал меня, он мне не верил. Я 5 лет обманывал их. Мама уговорила отца. Я ушел в академку из Универа, лег в больницу.

Лежа в больнице мать говорила мне, что есть группа Анонимных Наркоманов, что после выхода нужно туда ходить, а потом лечь в их ребилитационный центр. Я не верил что это поможет, но согласился. Выйдя из больницы я не употреблял 3 недели, а за тем лег на терапию.

После выхода я оставался трезв около 5-ти месяцев, но затем я сорвался — в прямом и переносном смысле. Я стал употреблять гораздо больше и быстрее оказался там, откуда с таким трудом вылез. Вследствии употребления я упал с высоты, сломал позвоночник. Это был последний срыв. Я долго лежал, потом учился сидеть, ходить и т.п. Я снова пришел на группу. В АН говорят: Не стыдно сорваться, стыдно не прийти снова.

Я употреблял 6 — 7 лет. Сегодня я трезв более 6-ти лет. Все, что произошло со мной чудо, я жив и трезв только благодаря Богу и АН. Я не употребляю ничего, что изменяет сознание, в том числе алкоголь. Только курю:-). Сегодня у меня есть жена, семья, родители, работа.

Программа 12 Шагов — работает, и если вы действительно хотите бросить, то идите или приводите своих детей на группу АНОНИМНЫХ НАРКОМАНОВ, которая есть практически в любом городе.

Да поможет Вам Бог.

Все имена, названия организаций, учебных заведений — изменены. Любое совпадение следует считать случайностью. Если у кого — то будет непреодолимое желание встретиться с этим человеком, задать ему вопросы связанные с Вашей проблемой употребления наркотиков или проблемой употребления Ваших детей, пишите.

Общие вопросы о наркомании.

Все только о героине, опие, метадоне.

Экстази, амфетамины, винт, джеф и т.д.

Для созависимых: помощь, советы, личный опыт.

Все о лечении наркомании.

Болезни: ВИЧ, гепатит, и т.д.

АН, 12 Шагов, центры, личный опыт.

Политика РФ в области наркомании.

Наверняка, нет такого человека, который бы не

Особенности вирусов и микробов при попадании их в

Инсулин является гормоном, секретируемым

Алкоголизм, наркомания – это одни из самых важных

Медицина Израиля славится во всем мире. С каждым

В кресле дантиста пациенты оказываются по

Приходя домой, после напряженного рабочего дня,

Бактериальный посев мочи является исследованием

Одним из важнейших этапов диагностики заболевания

Операция склеропластика подразумевает собой

Миллионы любителей азартных игр верят в

Лечение наркозависимости является не самой

Только контактные линзы дают человеку свободу в

Количество наркозависимых постоянно

Каждый по-своему представляет способы

©2010 Narcozona — все о лечении наркомании.

Истории о любви

Истории из жизни

Смешные истории

Истории о здоровье

Армия

Учёба

Истории о дружбе

Мистические истории

Стихи

живот ные
работа
ле генды
проза
советы

Беременность и роды

мнение
радость
хобби
празд ники

Вопросы модераторам

Истории о деньгах

Отношения cестры-братья

Родственники

Играем?

Доброго времени суток. Надеюсь, Вы подскажите, что мне делать. В последнее время у меня нет желания общатся с родными и всеми людьми. Я ничего не хочу делать. Когда никого нету дома, я начинаю ходить по комнате. У меня в голове возникают разные ситу . Подробнее

11 минут назад 2017-12-24 21:44:44 от Azia87

Истории из жизни

Гость
Неалинка
Ариадна (псевдоним)
Гость
Kesem
Новый год — или что это было?
Не могу определиться при жизни
Знакомство с \
Что подарить родителям на годовщину свадьбы
Возмездие.
НЕ могу сделать кувырок! ( 1 2 3 )
Во сколько лет вы лишились девственности? ( 1 2 . 9 10 11 )
Как избавиться от депрессии?
Какой по вашему мнению самый красивый фильм о любви? ( 1 2 . 24 25 26 )

Что делать . Как быть .

2010-08-04 11:41:19
Другие Истории из жизни

ЖИЗНЬ — ТРУДНАЯ ШТУКА.

Любовь как война — легко начать, трудно закончить и невозможно забыть

любовь с которой трудно жить

Наденька, я тебя понимаю, у меня была такая же ситуация, если хочешь, то можем пообщаться. Пиши в личку.

кошмар. Не дай бог с таким встретиться! счастья тебе.

У меня с мужем похожее было немного, только он не наркоман, а просто зверел по пьяни. На своих коктейлях.. Доходило до безумия, я переживала за дочь, молилась, что бы всё обошлось, унижалась и . В итоге сказала хватит, хотя так же трезвел, извинялся понимал, что дурак и сам всё портит, но сейчас я твёрдо решила уж лучше без семьи, чем с таким мужем. Мы в разводе 2 года.. Ни капли не жалею, если только его.

ух какие вы умнички!сильные духом женщины. Так держать.

этот рассказ . Напоминает мне себя .. Щас идёт похожая ситуация .. Но он еще не колется .

но знаете какие нервы . Он обещает бросить но . Все бесполезно .

У меня такая же стория. Продолжается 8 лет( с перерывами). Пережила уже все что можно передозы, кодирование, тюрьму. Человека не чего не учит. Хотя у нас ни когда не доходила до воровства и побоев, как в этой истории. Но увы это бич на шего времени

Я сталкнуласъ с похожей ситуацией, правда не была с ним не замужем, ни жила. Но любила тоже наркомана, он всё время пропадал, сначала на пару дней, потом на месяца даже, с кждым разом когда возвращался, становился всё больше не ухоженным, да каким то что-ли раздражённым!Затем эти месяцы, , в год почти переросли, Он в тюрму попал, затем вернулся, , но на воле оставался не долго, снова в тюрягу попал, за воровство!я его всё равно Любила!незнаю почему!это правда уже давно было!уже всё забыто, , но горя, я не мало хлебнула. !

Ситуация знакома, какие же мы девчёнки ДУРЫ. Подругому не скажешь. Я встречалась пол года с наркоманом, месяц жили вместе в сЪемной квартире. Насмотрелась такого , что и врагу не пожелать, передозы, ломки, притоны, воровство ( разве только побоев не было), сотню раз пыталась бросить, сейчас не видимся почти месяц, но я знаю, когда он позвонит я опять встречусь сним и снова все по кругу. Невозможно бросить- любовь такая же херня, как этот грёбанный героин, Какие бы поступки человек не совершил, все равно простишь, и будешь рядом. Как я завидую тем, кто не сталкивался с таким дерьмом в жизни

я фигею. Автор, вы молодец, что сумели уйти. Непонятно только, зачем так долго ждали.

а на счет любви. какая может быть любовь в такой ситуации?

Гость , вы рожали от наркомана?

Гость , Вам самой не смешно?

Ты молодец . молодец что сумела выкоробкатся с этой истории.

у меня была очень похожая история , я 6 лет жила с наркоманам, любила безумно

а он так же изменял, да и что он только не делал.

6 лет надеялась что остановится , этого не случилось и я только сейчас набралась сил и розорвала с ним отношения . Жаль что не сделала этого раньше. Жить с наркоманом это жить в аду.

Гость , женщина, просьба не обобащать. с транно но нас женщин притягивает на таких что ли отрицательных персонажей

Уверена, что большинство тут сидящих и на одном поле ср**ть с таким «ПЕРСОНАЖЕМ» бы не сели, не говоря о том, чтобы жить, а уж тем более, пытаться забеременеть от ТАКОГО.

Живите со своим «героем». Такие женщины , как Вы, тоже нужны — они расчищают дорогу к нормальным мужчинам, подбирая хлам всякий.

Не придуманные истории Наркоманов — История Татьяны

С Димой мы учились в одном классе. Но встречаться стали много позднее, когда он вернулся из колонии. Я знала, что было время, когда Дима «баловался наркотиками», но это не останавливало меня. Хотя мне было хорошо известно, какая страшная беда — наркомания (брат моей подруги кололся уже восемь лет), я почему-то думала, что с Димой такого не случится, что у него это — только «баловство».

К сожалению, все оказалось совсем иначе. Очень быстро Дима перешел от эпизодических уколов к «системе». Он очень часто приходил ко мне в состоянии наркотического «кайфа». Я возмущалась, но не прогоняла его. И старательно скрывала от своих родителей, что Дима — наркоман. У меня не было с ними взаимопонимания, они часто ругали и подозревали меня во всех грехах, поэтому я многое делала им назло, даже в институт не стала поступать.

Зато Диме я прощала все. Однажды, когда его родители уехали, я пришла к нему домой и застала там двух наркоманок за «работой»: они варили «ширку». Я присутствовала при этом и говорила: «Зачем вы это делаете?» — мне казалось, что, сделав замечание, я исполнила свой долг, и можно не предпринимать никаких действий.

Дима знал, что я его люблю, приходил ко мне, чтобы выговориться, брал в долг деньги. Только один раз я сделала попытку выбросить его из головы, даже уезжала к бабушке в Луганскую область, чтобы быть от него подальше. Но мое сердце совсем растаяло, когда он перестал колоться и поступил в институт.

Наверное, у меня сильно развит материнский инстинкт, и мне очень нравилось его опекать, заботиться о нем. Я выполняла для Димы разные работы на компьютере, забирала чертежи из кафе, где он забывал их по пьянке, и всегда безотказно позволяла себя использовать. У нас уже зашла речь о серьезных отношениях, когда я обнаружила в его комнате шприц. Он снова начал колоться. Мы редко виделись, но он часто звонил мне по ночам, рассказывал что-то, выговаривался. То подрался, то сломал что-нибудь, и обо всем спешил мне поведать.

Я все надеялась, что это скоро прекратится. Ведь он однажды бросил наркотики сам — значит, он не наркоман. Потом он сделал мне предложение, сказал, что после свадьбы «ширка» отпадет автоматически. Я слепо верила, тем более что у меня был один положительный пример: наш приятель Андрей в молодости любил выпить, а женился — и стал примерным мужем. Значит, и у меня так будет.

Однако уже на другой день после свадьбы, когда мы ехали на такси к моим родителям, Дима вдруг попросил водителя изменить маршрут, объяснил мне, что надо отдать долг цыганам. Вышел он от них уже под «кайфом». Во мне все кипело, но разве я могла рассказать это родителям, которые только что столько денег отдали на нашу свадьбу?

Неделю мы провели в Ялте. «Ширки» там не было, и Дима торопился вернуться домой. Дома я поняла, что забеременела. Он сказал, что не бросит своего ребенка. И хотя мы собирались жить в общежитии, решили поселиться у моих родителей, чтобы я, как будущая мать, испытывала как можно меньше бытовых неудобств.

На пятом месяце меня положили в больницу на сохранение. Там долежала до родов. Дима исправно приходил каждый день, и поначалу даже трезвый. Потом я заметила, что он укололся. Я выгнала его, но тут же бросилась догонять, даже просила прощения за резкость. Больше он в нормальном состоянии не появлялся. Продукты, которые передавала мне мама, продавал и прокалывал. Придет, сядет — и начинает клевать носом, буквально засыпает сидя — такую дозу принял. Теперь мне самой странно вспоминать: как я могла это терпеть, почему я тогда так безропотно сидела с ним в больничном холле?

Так продолжалось до того момента, пока родители не обнаружили у него шприц. Все это, конечно, свалилось на мою голову. Сначала в больницу приехала мама и заплакала. Потом приехал папа и тоже заплакал. Затем явился Дима — с жалобами на родителей. Мама говорила: «Мне противно на него смотреть, не то, что жить рядом!» Я уговорила ее потерпеть, потом Диму со слезами на глазах упрашивала не уходить из дома. Сейчас даже не верится: неужели все это делала я?

Когда родился наш Ваня, я решила, что теперь мой муж, конечно же, перестанет колоться, ведь моему ребенку папа-наркоман не нужен. Я строила иллюзии и свято верила, что все так и будет. Но моим надеждам суждено было разбиться уже в день выписки. Дима встретил меня с цветами, привез домой на такси (разумеется, на мамины деньги), выпил водки и ушел. Вернулся, уколовшись. В ответ на мои упреки стал клясться, что это — последний раз, что он просто перенервничал из-за сына.

Надо ли говорить, что этот раз вовсе не был последним — он был очередным. Много у наркоманов бывает таких «последних уколов». Это слово всегда приходит им на язык, если их «припирают к стене». Но я отчего-то стала гораздо спокойнее относиться к его безобразиям. Мой материнский инстинкт нашел естественный выход и не нуждался в заменителях. Я подумала: «Да пропади ты пропадом!» Хотя из дома почему-то не выгнала. К Ване подпускала ненадолго, давала мелкие поручения. Помню, он гладил пеленки с закрытыми глазами.

Дима, по-прежнему, использовал меня, заставлял просить у мамы деньги «на лекарства». Потом он сошелся с оптовыми торговцами наркотиками и стал жить на широкую ногу. Зарабатывал по сорок с лишним миллионов купонов в день. Ел преимущественно ананасы. Я не прикасалась к его «вонючим деньгам». Мне стало страшно, я поняла, что никогда он сам колоться не бросит, что и меня с ребенком когда-нибудь прибьют из-за его наркотиков и денег.

Родителей он тоже довел до ручки. И все же я не могла представить, как скажу ему: «Уходи!» Бывало, придет, сядет, уткнется головой в колени — «кайфует», а я тормошу его, чтобы родители не видели: стыдно! Потом не выдерживаю — гоню из дома. Он начнет собирать вещи, мне сразу становится жаль его — и он снова распаковывает чемоданы. Не было конца моему терпению. Я выходила выбрасывать мусор и заставала его с «друзьями» колющимся прямо в подъезде. Я кричала: «Уходи!» — и тут же принималась плакать: «Я тебя люблю, ты мне нужен!» Голос разума говорил: выгони! — но чувства всегда брали верх над рассудком. Я просто не давала ему шанса опомниться и поразмыслить над своей жизнью.

Со временем мы просто перестали обращать на него внимание, относились, как к мебели. Когда у него произошел сбой «в работе», кончились деньги и «ширка», когда от него отвернулись и мать, и отец, он оказался в тупике. Сам пришел к моей маме и сказал: «Помогите!» Нам посоветовали лечиться в экспериментальном Центре, где были хорошие результаты.

Даже по дороге в отделение он умудрился меня обмануть, выпросил денег «на последние долги», пронес в палату «ширку». На другой день, лишь только я вошла, стал меня «грузить»: «Таня, отсюда надо валить! Сюда с такой дозой не ложатся! Я не выдержу». Я поговорила с Сергеем Викторовичем, и выяснилось, что мой муж спокойно спал ночью.

Когда я пришла на занятия групповой психотерапией для родственников, я была поражена сходством историй, которые рассказывали женщины о своих мужьях и сыновьях. Слушая рассказ жены одного пациента, я будто видела собственными глазами, как она с ребенком на руках умоляла его бросить наркотики, а он переступал через них и шел колоться. Я вдруг прозрела: да ведь они все одинаковые, они нас просто используют! На другой день я отправилась к своей свекрови и сказала ей: «Вы тоже должны приходить на групповые занятия. Там из таких дураков, как мы, людей делают!»

Самое главное, чему я научилась в Центре, — не обманывать себя, не бояться называть вещи своими именами, не бояться смотреть правде в глаза, трезво оценивать каждую ситуацию, не стремясь, во что бы то ни стало, утешить собственное самолюбие.

Но мне не удалось сразу избавиться от всех заблуждений. Я все еще совершала ошибки, хотя они уже не проходили даром, я училась на них, постигала что-то новое. Целых полтора месяца Дима заставлял меня молчать о том, что он колется, когда его отпускают из Центра домой. Я боялась рассказать об этом врачу: вдруг его выгонят — и что тогда? Я не понимала, что от врача нельзя ничего скрывать, ведь речь идет о смертельной болезни. Если бы у него было воспаление легких, мне не пришло бы в голову умалчивать о том, что ночью у моего мужа был жар. Почему же я молчала об уколах, которые были ничем иным, как проявлением его болезни? Разве врач не должен был знать об этом?

Когда я решилась заговорить, вся группа мам и жен единодушно осудила мое молчание. Ведь оно было только на руку наркоману: ему удобно колоться, когда люди, которые пытаются ему помешать, не едины в своих действиях.

Я училась разговаривать с мужем по-новому, и он реагировал с раздражением: «Что ты на меня так оценивающе смотришь?» А мне уже было с чем сравнивать: я получила передышку и обнаружила, что без наркомана в доме живется гораздо спокойнее. Раньше я злилась на мужа, а шлепала ребенка, который попадался под горячую руку. Почему же я тогда не решалась направить свой гнев на того, кто был его истинной причиной? Даже смешно стало: какой глупой я была, как долго терпела!

Дима менялся постоянно, но очень долго. Вот где действительно было необходимо терпение! Но мне очень помогали наши групповые занятия с психологом. Постепенно мы с Димой перестали говорить о наркотиках. Раньше все разговоры были только об этом — даже в первые месяцы лечения. И снова я задавалась вопросами: почему я поддерживала эти наркоманские разговоры, разве это нормально – мне, которая никогда и не думала пробовать этот сомнительный «кайф», все время говорить о наркотиках? Зато сейчас мы о них и не вспоминаем.

Какое-то время я, как и Дима, работала в Центре, помогала женам наших пациентов осознать то, что удалось мне. Потом я окончила институт, устроилась работать по специальности, но отношения с сотрудниками Центра не прерывала никогда. Даже когда Леонид Александрович переехал в Полтаву, мы продолжали навещать его и ребят. Когда по поводу — на день рождения, когда — просто так. Это общение помогало многое понять, чтобы строить жизнь совсем по другим принципам.

Я была единственным ребенком своих родителей. Привыкла быть в центре внимания, все решать сама. Сейчас я понимаю: главная роль в семье должна принадлежать мужу. Мы так и делаем. Ответственность за материальное обеспечение лежит, главным образом, на Диме. Все решения мы принимаем вместе, и я ничего не предпринимаю, не посоветовавшись с ним. Раньше я думала, что лучше знаю, что и как надо делать, потом поняла: в семье не должно быть соперничества, у каждого — своя роль.

Прежде модель нашей семьи была искаженной: Дима — «плохой», а я — «хорошая». Перестроиться было достаточно сложно. Я должна была перестать изображать из себя страдалицу, «жертву обстоятельств», и, к счастью, мне это удалось. Я освободила Диму от домашних обязанностей, потому что он очень много работает, чтобы обеспечить нас с Ваней. Теперь домашние дела не вызывают у меня раздражения: я поняла, что готовлю и убираю, потому что хочу это делать, а не потому что «должна». Я стараюсь поддерживать уют в доме и встречать мужа в хорошем настроении, ведь «страдалицы» мало кому интересны. И Дима платит мне тем же. Купил стиральную машину, чтобы мне было не так трудно управляться по хозяйству. И хотя с деньгами тогда было туговато, он сам нашел их, чтобы сделать мне подарок. В нем появилась ответственность, он охраняет свою семью. Сейчас мне с ним совсем не страшно, я знаю: он никому не даст нас в обиду.

Я полностью доверяю своему мужу. Сначала все наши деньги были у меня, я выдавала их Диме в случае необходимости. Сейчас у каждого есть свои, и есть общие, которые лежат на видном месте: считаешь нужным что-то купить — бери.

Я думаю, в семье каждый человек имеет право на личное пространство, на собственные увлечения и интересы. Раньше я была максималисткой, но со временем поняла: муж не должен каждую секунду думать обо мне. Максимализм не всегда уместен, во всем необходимо чувство меры. Я борюсь с собой, все время «включаю тормоза», чтобы не давить на близких.

Наш сын учится уже в третьем классе. С двух лет он умеет убирать свои вещи, в меру сил помогать мне в домашней работе. Мы стараемся всегда предоставлять ему возможность выбора, объясняем, какие последствия будут в случае того или иного действия. Никогда не бьем и стараемся не унижать, воспринимать сына как личность. Мы хотим, чтобы сын вырос самостоятельным человеком, и все делаем для этого.

Заботясь о муже и сыне, я не забываю и о себе. Стараюсь следить за собой, бегаю по утрам. Дима каждый день делает зарядку и принимает холодные ванны, и я хочу ему соответствовать. В семейной жизни нельзя расслабляться, почивать на лаврах. Жена не должна распускаться, толстеть, ходить по дому в застиранном халате, масках и бигуди. Обед должен быть вкусным, а внешность — привлекательной, и не только для мужа, но и для сына, ведь образ женщины у него формируется при взгляде на маму. Я вижу, как счастлив Ваня, если в школе на празднике девочки разглядывают меня одобрительно. Это стимулирует и мужа: он понимает, что такая женщина не будет бояться потерять мужчину, который ей неинтересен.

Важно помнить и о том, что муж или жена — не собственность супруга, за ними нужно признавать все права свободного человека. Поэтому я стараюсь не зацикливаться ни на чем, не делать проблем на пустом месте. В жизни есть главное. Остальное — пустяки.

В нашей жизни главным стало то, что мы живем, не допуская даже мыслей о наркотиках. Я просто не представляю себе: как бы это Дима мог пойти и уколоться. Я уже не воспринимаю его как наркомана, даже бывшего — только как человека. Недавно я перечитывала «свою» главу из книги, которая писалась шесть лет назад, и удивлялась: неужели это — о нас, неужели это было с нами? Ведь мы — совсем другие.

2017 НАРКОЛИКВИДАТОР — Социальная Общественная Организация

Источники:
Записки трезвеющего наркомана
Мы продолжаем публиковать дневники наркомана с 15-летним стажем, который начал трезветь полтора месяца назад. Сегодня Олег расскажет, как начал приниматься наркотики и почему долгое время не считал себя наркоманом.
http://news.tut.by/society/425491.html
Истории наркоманов
1. История С. Это первая опубликованная история. …попробовав раз слезы мака, будешь плакать всю жизнь. 2. История Бориса: он выздоравливает в Италии. Находился в коммуне для наркозависимых
http://www.narcozona.ru/rivdoc.html
Истории о любви
Реальные истории из жизни КАК ТРУДНО КОГДА ЛЮБИМЫЙ-НАРКОМАН… — История о любви
http://rirl.ru/story-3449.html
Не придуманные истории Наркоманов — История Татьяны
«КАК ДОЛГО Я ТЕРПЕЛА!» Татьяна С Димой мы учились в одном классе. Но встречаться стали
http://narcolikvidator.ru/ne-pridumannye-istorii-narkomanov-istoriya-tatyany-2.html

(Visited 68 times, 1 visits today)

Популярные записи:

манеж для собак Будки утеплённые для установки в вольере и на улице Основное правило компоновки вольеров для собак… (10)1000 причин почему я тебя люблю Шаблон - 101 причина почему я тебя люблю - парню: Оформление своими руками Шаблон "101… (9)Если мужчина весы обиделся Как помириться с мужчиной ВесамиВы поругались и не знаете, как лучше помириться с мужчиной-Весами, не… (9)

COMMENTS