Психотерапия подростков

Понимание психического состояния и психотерапия подростков с социально отклоняющимся и противоправным поведением (часть I)

Понимание психического состояния и психотерапия подростков с социально отклоняющимся и противоправным поведением (часть I)

Говоря об истоках сегодняшних подходов аналитической психотерапии, нужно вспомнить об отцах-основателях этого направления – Зигмунде Фрейде, Альфреде Адлере, Карле Густаве Юнге. Многие из их положений на протяжении десятилетий подвергались пересмотру, некоторые оказались несостоятельными, другие не выдержали общественных перемен. Сегодня мы находимся в окружении бесчисленных психологических школ, которые часто концентрируются на каком-либо отдельном аспекте теории и возводят его в ранг знакового. При дальнейшем изложении мы ограничимся основными идеями психоанализа, который в немецкой литературе обозначается как глубинная психология.

1. Понимание психического состояния

Давать психологическую оценку подросткам вообще сложно, это требует времени и ненавязчивого наблюдения. У большинства подростков бывают периоды, когда проявляются симптомы психопатологии, хотя психического заболевания нет. Подростки склонны к крайним формам эмоциональных проявлений: то они чрезвычайно шумны, то уходят в себя, их настроение часто меняется и труднопрогнозируемо. Однако существуют следующие критерии, которые помогают лучше понять подростка и сделать вывод, представляет ли собой его поведение временное и преходящее явление или свидетельствует о психических нарушениях, которые могут сохраниться и позже, когда молодой человек станет взрослым.

1.1. Качество связей с другими людьми как основа человеческого развития

Зигмунд Фрейд выявил основополагающее значение первых образцов отношений, которые ребенок переживает после рождения, чаще всего, в контакте со своей матерью. Характер обращения близкого человека и его способность откликаться на потребности маленького ребенка накладывает отпечаток на его стиль отношений и привязанностей.

Исследования, проведенные в русле психологии развития (Р. Шпитц, М. Малер, Дж. Боулби, М. С. Эйнсворт), выявили четкие связи психической стабильности, либо, напротив, подверженности психическим расстройствам, с качеством связей и привязанностей, которые человек переживал, будучи маленьким ребенком. Эти данные имеют большое значение для психотерапии, в которой основным условием успеха считается образование терапевтических отношений. Исследования в сфере психологии развития дали в последние десятилетия новые результаты, которые все более востребованы в области судебной психологии детей и подростков.

При исследовании связей ребенка с другими людьми различают организованные, надежные, амбивалентные или избегающие, а также дезорганизованные типы связей и соотносят эти типы с возможностями установления связей у взрослых.

Для детей первичные близкие взрослые, т.е. те, кто осуществляют за ними ежедневный уход, − самые важные фигуры межличностных связей и привязанностей. И только лишь подростки вступают в более интенсивные отношения со сверстниками, используя при этом выработанные в родительской семье модели связей и, по возможности, расширяя их.

Понимание системы связей образует основу психотерапевтических изменений. Эта система отражает основную потребность человека быть связанным с другими индивидуумами и учиться на этих отношениях. Система связей человека часто вызывает у людей помогающих профессий или психотерапевтов соответствующий поведенческий ответ. Она имеет большое значение с биологической точки зрения, поскольку, как показывают нейропсихологические исследования, у детей, не имевших надежных связей, недостаточно развиваются некоторые важные нейронные структуры, что существенно осложняет дальнейшее развитие таких детей в жизни.

Надежные связи в детском возрасте стимулируют в сфере социальных компетенций отчетливое и дифференцированное самораскрытие и саморефлексию. Такие подростки обладают лучшими стратегиями совместного решения проблем и в состоянии развивать более стабильные и приносящие удовлетворение интимные отношения. Они могут при необходимости искать поддержки и помощи. В целом, они воспринимаются окружением более позитивно, ведут себя по-товарищески и включены в совместную деятельность. Взаимодействие с ними приятно. В психотерапевтическом процессе они формируют позитивные рабочие отношения. Они отчетливо видят свои проблемы и проявляют готовность согласовывать с терапевтом цели терапии. Их восприятие других людей дифференцированно, и они могут сделать из него необходимые выводы для построения своей собственной жизни.

Амбивалентная связь в детском возрасте стимулирует в области социальной компетентности вследствие менее теплого, скорее жесткого, отношения родителей иногда чрезмерную осторожность и сильную потребность контролировать отношения. Подростки, имевшие опыт такого рода отношений, ищут социальной обратной связи. Вместе с тем они склонны обесценивать обратные отклики и не могут учиться на их основе. Их способность заботиться о других ограничена. Они демонстрируют повышенные проявления потребностей, нужды и зависимости. Часто оказываются требовательными в психотерапии и проверяют границы. Они хотят, чтобы терапевт был постоянно включен в их дела и не выносят одиночества. Они склонны к тому, чтобы провоцировать враждебность.

Ненадежная связь ведет к различным типам реакций. Среди них можно выделить реакции отвержения и реакции боязливости при образовании связей с другими людьми.

Дети с боязливо-тревожным поведением при образовании связей производят впечатление скорее пассивных, неуверенных в себе и позволяющих собой помыкать. Способность обращаться за поддержкой развита у них слабо. Им трудно формировать приносящие удовлетворение и стабильные интимные отношения. Они склонны к злоупотреблению психоактивными веществами и ранней сексуальной активности, которая нередко ведет у девочек к ранней беременности.

1.2. Значение теории связей (привязанности) для психотерапии

Диагностика связей дополняет диагностику, проводимую в соответствии с международной классификационной системой. В центре ее внимания находятся важные для формирования связей ситуации в процессе психотерапии.

Теория связей указывает на основополагающее значение терапевтического отношения, которое обеспечивает клиенту надежный базис, на котором он может исследовать свои актуальные отношения. Для того чтобы человек научился лучше понимать свою систему отношений, ему объясняются терапевтические отношения. В психотерапии актуальный опыт сравнивается с прошлым, и сегодняшние отношения выстраиваются по-новому.

2. Формирование отношений внутри семьи

2.1. Констелляция братьев и сестер

Во время исследований семейных констелляций в средней американской или среднеевропейской семье обычно было два или три ребенка. Уже тогда, особенно в больших городах, прослеживалась тенденция иметь меньше детей. Средний возраст при заключении брака у мужчин составлял 27 лет, у женщин – 24 года. Разница в возрасте супругов примерно в три года можно проследить во многих исторических эпохах, тогда как средний брачный возраст колебался то в меньшую, то в большую сторону. Первый ребенок появляется обычно через год-два после заключения брака, второй – на три-четыре года позже. В семьях с тремя и более детьми этот промежуток, как правило, меньше.

Опыт, который ребенок приобретает в родительской семье, можно дифференцировать по относительно небольшому числу постоянных и объективных признаков. К ним относятся географические, этнические, религиозные и экономические характеристики. Значение имеет, живет ли семья в деревне или в городе, принадлежит ли она к большинству населения или к некоторой группе меньшинств, отличается ли от большинства населения по цвету кожи, волос, росту, телосложению или одежде. Такие признаки играют для социализации отдельного человека важную роль и накладывают свой отпечаток на его эмоциональные ощущения. Существенные особенности опыта связаны также с экономическими характеристиками семьи: характером жилья, окружением в месте проживания, возможностями контактов с другими семьями, доступностью образования, культурными и спортивными возможностями.

Исследование семейной констелляции обусловлено тем, что люди, воспитывающиеся в сходных и сравнимых условиях, большей частью развиваются по-разному. Эти различия объяснялись разностью позиций среди братьев и сестер.

2.1.1. Основные типы позиций детей в семье

В семье с двумя сыновьями первенец обычно на три-четыре года старше младшего сына и, таким образом, несколько лет рос в качестве единственного ребенка. С рождением младшего брата со стороны старшего можно ожидать первоначального протеста, однако вскоре он будет вживаться в роль, предполагающую руководство и ответственность, и защищать своего маленького брата. Для младшего старший брат присутствует с самого начала существования. Он не знает жизни без брата и развивает по отношению к нему чувства зависимости и доверия, а в дальнейшем и готовность к соревнованию и оппозиции. Старший брат понимает и принимает позиции родителей, а позднее и учителей в школе, лучше, чем младший. Младший брат сильнее реагирует на социальные стимулы, которые исходят от его старшего брата, а также от других детей, в особенности в школьной среде.

Для обеих описанных конфигураций братьев и сестер характерно то, что дети благодаря опыту общения с сиблингами подготавливаются к взаимодействию с близкими по возрасту людьми того же пола. Опыт контактов с людьми противоположного пола они получают из наблюдения за родителями, однако собственный опыт такого общения у них ограничен. В примере с двумя мальчиками или двумя девочками в семье наблюдается повышенная конкуренция. В случае двух мальчиков три человека мужского пола борются за благосклонность матери, если же в семье две дочери, то три человека женского пола борются за благосклонность отца. В обеих семьях дети могут первично идентифицироваться только с родителем своего пола.

Если в семье сначала рождается мальчик, а потом девочка, мальчик после первых лет жизни в качестве единственного ребенка учится ухаживать за своей маленькой сестрой, отвечать за нее, руководить ею и защищать ее. Маленькая сестра вырастает с чувством, что она всегда может положиться на брата и необязательно должна задумываться о своей безопасности. Она ожидает внимания и помощи со стороны брата и поэтому готова в некоторых вещах подчиняться. В этой констелляции между братом и сестрой мало конкуренции: брат подражает отцу, сестра – матери. Дети могут играть друг с другом и тренироваться в имитации поведения родителей. Каждый из них может идентифицироваться с родителем своего пола, взаимодействовать с представителем противоположного пола и временно выступать в качестве представителя родителя своего пола.

2.1.2. Более длинные ряды братьев и сестер

При большей численности братьев и сестер в семье мы чаще всего встречаемся с группировками, которые имеют значение для эмоционального развития и образования связей человека. В случае трех братьев и сестер первенец, как правило, опекает последнего, отграничиваясь от среднего ревнивыми чувствами. Этот эффект наблюдается тем сильнее, чем меньше разница в возрасте между детьми. При более значительной разнице, превышающей четыре года, он сглаживается.

Если в семье четверо детей, возможно развитие различных моделей. При маленькой возрастной разнице, не превышающей одного-двух лет, родившийся первым ребенок чаще связан с третьим, а второй – с четвертым. Если разница в возрасте больше, цепочка делится на две части: возникает группа старших братьев или сестер и группа младших. Братья и сестры, стоящие ближе друг к другу, больше взаимодействуют, сильнее имитируют друг друга и больше знают друг о друге. По отношению к другой группе братьев и сестер у них может возникать чувство конкуренции и ревности, а вместо знания о них появляются фантазии.

Семьи с бόльшим, чем четыре, числом детей сегодня редки. При очень длинных рядах часто встречаются несколько подгрупп, общение в которых накладывает отпечаток на образование человеком связей с другими.

Особое значение в исследовании имеет наличие у человека брата или сестры близнеца. У близнецов тоже всегда есть старший и младший брат или сестра, хотя обычно их разделяют лишь несколько минут. Близнецы могут быть одного пола или, в случае двуяйцевых близнецов, мужского и женского. В любом случае они очень близки друг другу. Они связаны в течение длительного времени, никогда не бывают в одиночестве и привыкают к тому, чтобы делить свою жизнь с другим. Иногда это приводит к недостаточной самостоятельности, и они не решаются отдалиться от брата или сестры. В редких случаях близнецы настолько ориентированы друг на друга, что у них развивается свой собственный язык, и потребность контактировать с остальным миром выражена слабо. Это происходит чаще тогда, когда родители мало общаются с детьми.

2.2. Значение констелляции братьев и сестер для психотерапевтических отношений

Ожидания клиентов по отношению к своим терапевтам частично связаны с их предшествующим опытом общения в определенной констелляции братьев и сестер. Старшие братья и сестры часто быстрее присоединяются к терапевту, пытаются принять его принципы и мало оказывают сопротивление. Они пытаются подражать ему, идентифицируясь с ним. Младшие братья и сестры скорее привыкли ориентироваться на сверстников, и им труднее взаимодействовать со старшими людьми. Они сильнее, чем старшие братья и сестры, хотят быть понятыми, хотят сами формулировать свои намерения и решения проблем и ищут у терапевта подтверждения своей правоты. Для них более ценно автономное развитие, и они скорее склонны ставить под сомнение авторитет терапевта.

Построение отношений, которое происходило у клиентов в детстве, в психотерапии вновь оживает в виде их отношения к терапевту. В отличие от других отношений, в которые они вступали, будучи подростками или взрослыми, и строили по тому же образцу, взаимодействие с психотерапевтом поможет им распознавать эти отношения и связи.

Исследование семейных констелляций указывает также на то, что позиция среди братьев и сестер, которую занимал сам психотерапевт в детстве, также играет роль при формировании его отношений с клиентами. Терапевты, которые росли как старшие братья и сестры, склонны брать на себя ответственность за своих клиентов. Они стремятся к большему количеству сессий и не торопятся отпускать клиента слишком скоро. Они видят в жизни своих клиентов все новые трудности, которые требуют, с их точки зрения, дальнейшей работы. Терапевты – младшие братья и сестры в этом отношении ведут себя более свободно. Они придают большее значение инициативе самих клиентов и охотнее допускают риск по отношению к возможным жизненным трудностям. Они удовлетворяются меньшим количеством терапевтических сессий и часто заканчивают терапию тогда, когда на это согласен сам клиент.

Источник:
Понимание психического состояния и психотерапия подростков с социально отклоняющимся и противоправным поведением (часть I)
Статьи по детской и возрастной психологии, тезисы, психологические исследования. Статьи ведущих психологов в области детской психологии
http://childpsy.ru/lib/articles/id/27623.php

Проблемы с подростками

Подростковый возраст является периодом перехода человека от детства к взрослой жизни и связан с множеством возникающих проблем. Это один из наиболее сложных периодов нашей жизни, от которого многое зависит в дальнейшем. В подростковом возрасте происходят наиболее глобальные и быстрые изменения. Они затрагивают все сферы жизни: изменения тела, гормональные сдвиги, изменения в отношениях с родителями и сверстниками, смена взглядов и ценностей. Эти глобальные изменения ранят личность подростка, создавая огромное психическое напряжение, которое может оказаться действительно опасным.

Неразрешенные проблемы детства проявляются с особой остротой и требуют решения для того, чтобы не перерасти в нечто ужасное, которое найдет выражение в его неадекватном и опасном для жизни поведении или в психических нарушениях. Психика ослаблена и не может справляться с возникающими внутренними конфликтами. Поэтому подростки так склонны разрешать свои психические конфликты с помощью действий. Вот почему так важно вовремя заметить трудности подросткового периода и помочь ребенку, становящемуся взрослым пройти этот сложный период, например обратившись за помощью к подростковому психологу. Подросткам характерна непредсказуемость, колебания между полярными позициями, недоверие к взрослым, эмоциональная неуравновешенность.

Психотерапия подростков оказывается довольно эффективной, если психологу удается наладить контакт с подростком, вызвать его доверие. Для этого требуется создание особых терапевтических условий. Психотерапия подростков является очень сложным процессом и требует особого подхода. Хотя внешне она больше напоминает психотерапию взрослых, когда пациент в особом диалоге с психотерапевтом пытается разобраться в том, что его беспокоит, понять что с ним происходит, а затем найти себя и свой путь. Подростковый психолог тем не менее должен подбирать особый подход к каждому ребенку, так как в этом возрасте ребенку часто бывает трудно доверять взрослому и открываться ему.

Психотерапия предназначена для восстановления нормального функционирования психики подростка, переживающей глобальные катаклизмы, для помощи в переходе из детства во взрослую жизнь, для помощи в разрешении его внутренних конфликтов, которые отнимают все силы, для адаптации к новым условиям.

Если Ваш ребенок переходит в подростковый возраст и нуждается в помощи психолога, то Вы можете придти сначала на семейную консультацию вместе с ним. Далее, при необходимости, после первых 1-2 консультаций, психолог предложит Вам варианты дальнейшей работы с подростком (психотерапию, консультирование, арт-терапию). При консультировании или психотерапии подростков встречи проходят лицом к лицу, с частотой 1 раз в неделю (в редких случаях 2 раза), в постоянное предварительно определенное время и день недели.

Источник:
Проблемы с подростками
Подростковый возраст является периодом перехода человека от детства к взрослой жизни и связан с множеством возникающих проблем. Это один из наиболее сложных периодов нашей жизни, от которого многое
http://centr-kairos.ru/pomosch-detyam/88-psihoterapiya-dla-podrostkov

Психотерапия подростков

Психотерапия подростков — это комплекс психотерапевтических и педагогических мероприятий, направленных прежде всего на предотвращение десоциализации подростка, под которой понимают различные нарушения поведения (токсикоманическое, избегание контактов, суицидальное), на повышение самооценки, изменение неадекватного уровня притязаний, устранение искаженного образа «Я», создание широкой временной перспективы (Кондрашенко В. Т., 1988; Эйдемиллер Э. Г., Кулаков С. А., 1990; Попов Ю. В., 1994).

В подростковом возрасте на ослабленную часто с детства центральную нервную систему неблагоприятно влияют неправильное семейное воспитание и стрессовые факторы внешней среды, в результате чего обостряется тенденция личности к примитивной психологической защите, выражающейся нередко в реакциях активного и пассивного протеста.

Наиболее трудными для общения подростков являются следующие области:

1) интимность: знакомство с людьми, особенно противоположного пола, общение с людьми;

2) уверенность: умение постоять за свои права;

3) пребывание в центре внимания: выступление перед публикой, разговор, интервью;

4) адекватное поведение в незнакомой или неформальной обстановке;

5) страх провала или отвержения, связанный с понижением или нарушением самооценки;

6) столкновение со стрессом, агрессией и др.

В беседе с пациентом необходимо выяснить наличие наиболее часто встречающихся в подростковом возрасте противоречий и конфликтов между:

— стилем воспитания и реальными потребностями подростка;

— выполнением всех работ за ребенка с детства и требованием от него самостоятельности в подростковом возрасте;

— требованием взрослыми уважения к себе и отказом в этом подростку;

— постоянными упреками, подозрениями в неблаговидных поступках как проявлением проекции родителями собственных нежелательных качеств на подростка и отсутствием реальной помощи ему;

— использованием любого проступка как предлога для конфликта вместо обсуждения;

— несоответствием уровня притязаний подростка его реальным возможностям.

Выделяется ряд факторов, способствующих деформации мотивационной сферы и вследствие этого десоциализации подростка:

— сфера жизни, в которой сложились конфликтные отношения (семья, школа, среда неформального общения);

— условия микросреды, способствующие десоциализации подростка (неправильное семейное воспитание в виде эмоционального отвержения, потворствующей или доминирующей гиперпротекции, личностные психологические проблемы родителей, проблемы отношений в учебном коллективе, социометрическое положение «звезды» или «козла отпущения» и т. д.);

— индивидуальные особенности личности подростка, предрасполагающие к появлению девиаций поведения (отставание в интеллектуальном развитии, психический инфантилизм, акцентуация характера);

— мотивационные конфликты (содержание их см. выше);

— мотивы отклоняющегося поведения (реакции протеста на требования микросоциального окружения, эгоцентрическая тенденция привлекать к себе внимание через симптом или поведение);

— целевые установки отклоняющегося поведения, проявляющиеся в виде определенных социальных ролей (роль организатора, лица, использующего ситуацию в своих интересах);

— специфика эмоционального реагирования на конфликтную ситуацию (невротизация, депрессия, тревога, подавление эмоций, агрессия). Постоянные отрицательные эмоции со стороны значимого для подростка окружения являются сильным раздражителем, подавляющим способность адекватно реагировать в реальной ситуации, формирующим низкую самооценку и ведущим к инфантилизации личности.

О низкой самооценке могут свидетельствовать: частые самокритичные высказывания типа «Я никогда не выучу этот предмет. », негативные ожидания в отношении соперничества: «Зачем волноваться? У меня все равно нет шансов»; критическое отношение к успехам других: «Он тупой, просто ему повезло»; нежелание признавать свою оплошность или вину: «Я не виноват, что. »; склонность подчеркивать недостатки других: «Его не любят за то, что он выскочка»; неспособность принять похвалу: «Вы на самом деле думаете по-другому»; отрицательное отношение к школе и учителям: низкая мотивация, отказ от попыток добиться чего-либо самому; плохая социальная адаптация, застенчивость и повышенная чувствительность к критике, особенно со стороны взрослого; неспособность некоторых молодых людей заводить друзей и поддерживать дружеские связи.

Успех психотерапевтической работы зависит от осознания подростком того, какие из его отношений вступили в противоречие, от возвращения ему эмоционального благополучия, оказания эмоциональной поддержки, качественного изменения уровня притязаний в соответствии с его реальными возможностями, повышения его самооценки, устранения искаженного восприятия образа «Я».

Многие из названных проблем лучше решаются в процессе групповой психотерапии. Однако некоторые пациенты категорически отказываются от работы в психотерапевтической группе, и тогда следует обратиться к методам индивидуальной психотерапии, помогающей пациенту приобрести навыки поведения в проблемных ситуациях. Одним из таких методов является когнитивно-поведенческая психотерапия. При работе с подростками этот метод включает в себя:

1) ориентацию: попросить подростка понаблюдать, в каких обстоятельствах возникает та или иная проблема, а также принять проблему как часть «повзросления» и составную часть жизни;

2) определение и формулирование проблемы, постановку конкретных целей;

3) генерализацию альтернатив: что можно сделать в этой ситуации?

4) принятие решений, выбор наиболее понравившегося решения (подросток, страдающий фобией, может избавиться от нее этим методом, если составит собственный сценарий);

5) разучивание самоутверждений. Для подростка, страдающего фобией, это можно представить следующим образом:

— подготовка к ситуации, в которой возникает страх. Что ты должен делать? Ты можешь придумать план для борьбы с ним? Просто посиди и подумай, что надо делать в этом случае. Это лучше, чем если тебе станет страшно. Не волнуйся — волнение никому не помогает;

— конфронтация со стрессором. Не бойся — ты можешь с ним встретиться. Ты можешь себя заставить сделать это. Ты можешь устранить свой страх. Один шаг каждый день — и ты с ним справишься. Это тревога, как сказал доктор, и ты ее можешь чувствовать. Это напоминание для занятий дыхательными упражнениями. Расслабься — ты контролируешь себя. Дыши глубже — ты абсолютно спокоен;

— взаимодействие с чувствами, переполняющими подростка. Когда появляется страх, просто подожди. Сосредоточься на настоящем. Что тебе нужно сделать? Обозначь свой страх цифрами от 0 до 10 и подожди, пока он изменится. Тебе следует подождать, пока твой страх уменьшится. Не пытайся устранить страх совсем — просто сделай его управляемым;

— подкрепляющие самоутверждения. Это помогает, делай это. Подожди, пока не скажешь психотерапевту об этом. Это не так плохо, как ты ожидал. Это проклятые мысли — вот в чем проблема. Когда ты контролируешь их, страх уменьшается. Становится лучше раз от раза. Ты должен быть доволен своими успехами. Ты добился их.

Нередко первой встрече с психотерапевтом предшествует длительное внутрисемейное напряжение по поводу возникших отклонений в поведении. У родителей формируется своя концепция болезни, возникают вопросы, требующие немедленного ответа. Первая встреча с врачом — это и первый этап лечения, что следует осознавать, поскольку от этого зависит успех всех дальнейших психокоррекционных мероприятий.

Первый контакт с родителями может дать информацию о том, как подросток ведет себя в семье, кто из членов семьи больше всего обеспокоен его поведением и какие изменения могут произойти у членов семьи, если поведение подростка вдруг станет упорядоченным. Важно определить границы между семейными подсистемами. Если родители включаются в конфликты между братьями и сестрами, или подросток поддерживает одного из враждующих супругов, или бабушка объединяется с подростком против родителей — все это является фактором риска, поддерживает эмоциональное напряжение в семье.

После проведения семейной диагностики можно решать, кого пригласить на следующую беседу и каким способом попытаться гармонизировать имеющиеся нарушения.

Индивидуальная психотерапия с подростком состоит из взаимообусловливающих и взаимодополняющих упражнений из различных психотерапевтических систем, использование которых зависит от опыта и предпочтений подросткового психотерапевта. Но необходимо подчеркнуть ряд принципов построения любой психотерапевтической программы, независимо от имеющейся у подростка патологии:

1) обучение отдельным психологическим понятиям, необходимым для успешной социализации (общение, характер, темперамент, личность, воля); психодиагностика (осуществляемая самим психотерапевтом) и анализ основных психологических характеристик личности подростка;

2) блок «разминок» и психогимнастических упражнений, направленный на снятие эмоциональных зажимов, свободное проявление эмоций, спонтанное поведение;

3) установление различного по степени сложности вида коммуникаций на эмоциональном, поведенческом и когнитивном уровне с использованием игровых методов;

4) распознавание, анализ, моделирование эмоциональных состояний в разных ролевых ситуациях с использованием технических и дидактических средств;

5) обучение обратной связи через вербальные и невербальные упражнения;

6) проигрывание разнообразных ролевых ситуаций для обучения адекватному поведению в конфликтных обстоятельствах во многих сферах социальной жизни;

7) анализ различных ситуаций и обучение адекватному поведению в семейных подсистемах;

8) упражнения на развитие когнитивных структур, логики мышления;

9) домашние задания на закрепление полученных навыков для переноса в микросреду, освоение ряда психотехнических приемов (оперантная программа).

Исходя из этого могут быть сформулированы основные принципы работы подросткового психотерапевта:

1) принятие подростка таким, какой он есть;

2) использование на протяжении всего курса положительного подкрепления и выявление позитивных сторон личности подростка;

3) работа с подростком в ролевой позиции «взрослый—взрослый»;

4) вступление в контакт с подростками через свойственные им способы общения — речь, мимику, жесты;

5) эталонное поведение (умение воспроизводить любые упражнения и игры, быть образцом мужского и женского поведения в группе в зависимости от своего пола);

6) обобщение происходящего на занятии;

7) поиск и предоставление информации для работы с проблемной ситуацией;

8) использование подсказки, различных приемов и игровых средств для стимуляции спонтанной активности.

Источник:
Психотерапия подростков
Психотерапия подростков — это комплекс психотерапевтических и педагогических мероприятий, направленных прежде всего на предотвращение десоциализации подростка, под которой понимают различные
http://psyera.ru/3385/psihoterapiya-podrostkov

Психотерапия подростков

В отношении использования психотерапии при шизофрении у взрослых высказывались различные, в том числе противоположные, точки зрения. Многие авторы считали психотерапию при эндогенных психозах бесполезной, а некоторые ее виды (например, гипнотическое внушение) —даже вредными и ухудшающими состояние. С другой стороны, представители психоаналитической и психодинамической школ в психиатрии рассматривали психотерапию как главное и единственно действенное средство лечения шизофрении, полагая, что данное заболевание имеет чисто психогенный генез. В советской психиатрии исследования в основном были направлены на то, чтобы дифференцировать цели и методы психотерапии в зависимости от состояния больного [Консторум С. И., 1932; Посвянский П. Б., 1974; Воловик В. М., и др., 1984].

В настоящее время считается, что психотерапия наиболее показана при малопрогредиентной шизофрении [Смулевич А. Б., 1983] и при всех формах как один из компонентов системы реабилитационных мероприятий [Кабанов М. М., 1978]. Указывается, что психотерапия при шизофрении может быть эффективной, если у больного имеется определенное сознание болезни, нет выраженных личностных изменений по шизофреническому типу или когда больной их осознает и желает от них избавиться [Наджаров Р. А., Смулевич А. Б., 1983]. В качестве основных задач психотерапии при шизофрении ставятся предотвращение нарастания аутизации, социальная активация и дезактуализация болезненных переживаний [Воловик В. М., 1979].

В лечении шизофрении у детей и подростков психотерапии всегда придавалось особенно большое значение. В зависимости от состояния больного рекомендовались различные психотерапевтические подходы [Вроно М. Ш., 1983; Личко А. Е., 1985]. Лишь применение гипнотерапии считается недостаточно обоснованным. Значительная роль отводится семейной психотерапии и психотерапевтической атмосфере в окружении больного.

Нами были даны следующие рекомендации в отношении использования психотерапии у подростков в зависимости от формы шизофрении, синдрома и стадии заболевания [Личко А. Е., 1979, 1985].

Во всех случаях психотерапия должна начинаться с индивидуальных бесед, целью которых является установить доверительные отношения с больным. Очень важен первый контакт — в большинстве случаев у подростков симпатии и антипатии возникают с первой встречи. В дальнейшем изменить отношение бывает гораздо труднее. Поэтому каждый подростковый психиатр должен обладать определенными навыками психотерапии — умением вступать с подростком в контакт, располагать к себе, вызывать доверие, при этом обязательно сохраняя чувство дистанции и избегая фамильярности. Быть восприимчивым к возражениям, но и уметь отстаивать свою позицию, не идти на поводу ни у самого подростка, ни у его родителей.

При эпилептоидном психопатоподобном синдроме более доступным предметом для взаимных обсуждений чаще становятся соматическое здоровье, физическое развитие, здоровый образ жизни. Но достичь хорошего контакта бывает еще труднее, чем при синдроме нарастающей шизоидизации.

При синдроме неустойчивого поведения контакт с больным обычно остается довольно формальным. При удачной коррекции нарушений поведения с помощью психотропных средств можно попытаться включить больных в группу, хотя во время дискуссий они обычно остаются пассивными участниками, но зато им легче могут даваться невербальные формы групповой психотерапии.

При истероидном психопатоподобном синдроме не следует обманываться легкостью общения, которое,, как правило, остается поверхностным. Существенного влияния на поведение с помощью психотерапии редко удается. достичь.

При неврозоподобных расстройствах значение психотерапии особенно велико. При обсессивно-фобическом и астеноипохондрическом синдромах сами больные нередко ищут психотерапевтической поддержки. После раскрытия переживаний надо попытаться разъяснить больному их сущность, что иногда приносит какое-то чувство облегчения.

При дисморфоманическом синдроме разубеждение в абсурдности переживаний совершенно неэффективно, хотя идею обычно трактуют как сверхценную, а не бредовую. Но психотерапия может способствовать становлению компенсаторной диссимуляции или частичной дезактуализации переживаний.

Сходная же тактика возможна при аноректическом синдроме. Однако здесь, пока не преодолен отказ от пищи, подход должен быть строго директивным, основанным на некоторых принципах поведенческой терапии. До тех пор, пока больной не начал достаточно есть, от него должно требовать соблюдения строгого постельного режима, а на бесконечные требования выписки он должен слышать в ответ, что это может быть осуществлено только при восстановлении определенной массы тела.

Психотерапия при синдроме метафизической интоксикации сходна с таковой при синдроме нарастающей шизоидизации.

При астеноанергическом синдроме первоначальная индивидуальная психотерапия должна быть направлена на то, чтобы приободрить больного, разъяснить временный характер нарушений, вселить уверенность в успехе лечения, в возможности восстановления сил и способностей. При улучшении состояния под действием биологического лечения больного надо попытаться включить в групповую психотерапию с целью социальной активации.

При аффективных расстройствах на высоте маниакального состояния специальная психотерапия не показана. Продолжительные беседы возбуждают больного. Психотерапевтическим приемом служит тактика коротких бесед: несколько вопросов о самом главном и несколько фраз о режиме и лечении. Врач должен проявлять большую выдержку, так как нередко маниакальные подростки стремятся спровоцировать у него раздражение и несдержанность. При смягчении маниакальных симптомов необходима индивидуальная рациональная психотерапия: надо помочь подростку разобраться в болезненной природе перенесенного состояния, убедить в необходимости противорецидивного лечения, предупредить о возможности депрессии, ее первых проявлениях и постараться скорригировать планы на будущее, в этот период зачастую завышенные.

При параноидной депрессии, когда поведение больного более определяется бредом, психотерапевтическая тактика должна быть такой же, как описывается далее при параноидных расстройствах.

Групповая психотерапия при депрессиях у подростков не показана.

При паранойяльных и параноидных расстройствах психотерапия эффективной бывает только на фоне биологического лечения. Первоначально усилия направлены на то, чтобы хотя бы на время отвлекать больного от болезненных переживаний. Только когда начинается их дезактуализация, можно приступить ко второму этапу — с помощью рациональной психотерапии попытаться способствовать критической переработке бредовых идей и обманов восприятия.

При инкогерентных расстройствах — аментивном синдроме астенической спутанности, остром полиморфном синдроме — чрезвычайно важна психотерапевтическая атмосфера вокруг больного. При нарушениях понимания происходящего больному трудно осмыслить сложные фразы, понять переносное значение слов, а все непонятное усиливает растерянность и тревогу. Больной больше реагирует на интонацию голоса, мимику, простые слова. Благоприятно действуют доброжелательное отношение, ласковый спокойный тон, понятные простые фразы.

При остром полиморфном синдроме особенно важна индивидуальная успокаивающая психотерапия. Такой подросток не должен быть предоставлен самому себе, лекарствам и влиянию соседей, которое нередко воспринимается через призму болезненного отношения. В простых словах подростку надо объяснить, что его переживания — следствие болезни, нервного расстройства, что необходимо лечение, что выздоровление и возвращение домой вполне возможны. Как только с помощью лекарств тревога и напряжение снимаются, необходимо приступить к отвлекающей психотерапии.

При апатоабулических расстройствах целью психотерапии является социальная активация, предотвращение нарастания аутизации, поэтому главным методом становится групповая псхотерапия. Начинать лучше с невербальных групповых методов и постепенно стараться включить больного в дискуссии. Полезными бывают также специальные групповые занятия типа коммуникативного тренинга — обучение элементарным формам общения в быту.

При гебефренокататоническом синдроме психотерапия неэффективна.

Семейная психотерапия необходима при всех формах шизофрении. Она должна начинаться с индивидуальных бесед с каждым членом семьи в отдельности.

О личностных особенностях «типичной матери шизофреника» было сказано ранее (см. стр. 10). В более редких случаях приходится встречаться с матерью другого типа — она отличается холодностью; между ней и другими членами семьи существует незримая дистанция. При заболевании подростка шизофренией она старается уклониться от контактов с врачами, целиком перекладывая всю заботу, тревоги и беспокойства на плечи отца. Отцы же в этих случаях обнаруживают чрезвычайную привязанность к подростку, в какой-то степени в эмоциональном отношении заменяют ему мать, в то же время ищут контакта с врачом, жаждут душевной поддержки.

При аффективных расстройствах возникает еще одна дополнительная задача — члены семьи должны быть ознакомлены с первыми признаками обеих фаз, особенно депрессивной, чтобы не пропустить их начала. От близких требуется известная гибкость в отношении к больному подростку. В период интермиссии они должны относиться к нему как к здоровому, следя лишь за поддерживающим лечением, если оно назначено, и за тем, чтобы подросток не подвергался действию провоцирующих факторов (алкоголь, перегревание на солнце, занятия спортом, если они •опасны черепно-мозговыми травмами, даже легкими, и т. п.), но не ограничивая активности и не снижая требований. При первых признаках депрессии или гипоманиакального состояния родители не должны заниматься самолечением подростка, используя сохранившиеся прежние лекарства — обязательно необходимо обратиться к психиатру.

Третьей задачей является коррекция родительских планов и ожиданий в отношении будущего подростка. Особенно это касается вожделений в отношении получения им высшего образования, что возможно только в случаях полных и стойких ремиссий. Когда прогноз менее благоприятен, родителей следует ориентировать на обучение подростка профессии, доступной для него, а при злокачественном течении с быстрой инвалидизацией — на приобщение к домашнему труду. Нужно объяснить, что для подростка вредны как непосильные интеллектуальные нагрузки, так и безделье. Последнее особенно усиливает апатоабулические и психопатоподобные расстройства.

Четвертая задача семейной психотерапии — разрешение внутрисемейных конфликтов, гармонизация атмосферы в семье, перестройка взаимоотношений между ее членами. Эта задача не всегда выполнима, особенно в ригидных псевдосолидарных семьях или там, где родители на грани развода. Иногда всю семейную психотерапию приходится ограничивать беседами отдельно с каждым родителем, отдельно с больным подростком, так как совместное обсуждение отношения друг к другу приводит только к обострению конфликтов. Лишь после удачной подготовки всех членов семьи удается собрать их вместе.

Источник:
Психотерапия подростков
Научный центр психического здоровья — Psychiatry.Ru
http://www.psychiatry.ru/lib/55/book/11/chapter/81

COMMENTS