Понятие человека в философии

Понятие человека в философии

Проблема человека — одна из основных, если не центральная, во всей мировой философской мысли.

Какими бы абстрактными, естественно-научными или практическими вопросами ни был занят человеческий ум, все эти размышления помимо своей внешней цели всегда сопровождаются подспудной мыслью об их связи с самим человеком — с его внутренней сущностью или его потребностями. В достижении свободы и блага человека заключен смысл социально-политического и научно-технического прогресса, к постижению тайн человека стремится искусство, им вдохновляется любое и каждое человеческое деяние. Если изъять из всего многообразия человеческой деятельности ее ориентированный на самого человека стержень, то исчезнет и цель сякой деятельности, и ее движущие стимулы.

Философский подход к человеку предполагает выявление его сущности, конкретно-исторической детерминации форм его активности, раскрытие различных исторически существовавших форм его бытия. Философия выявляет место человека в мире и его отношение к миру, анализирует вопрос о том, чем человек может стать, развертывая свои возможности, каково в нем соотношение биологического и социального, что такое человек как личность, какова структура личности, в чем суть социально-психологических типов личности и т.п.

Задумаемся над тем, какой признак самый отличительный для человека. Этим признаком является прежде всего труд. Труд — не просто отличительный, а сущностный признак человека.

В труде человек постоянно изменяет условия своего существования, преобразуя их в соответствии со своими постоянно развивающимися потребностями, создает мир материальной и духовной культуры, которая творится человеком в той же мере, в какой сам человек формируется культурой.

Весь духовный склад человека несет на себе явственную печать общественного бытия. В самом деле, практические действия человека являются индивидуальным выражением исторически сложившейся Общественной практики человечества. Орудия, которыми пользуется человек, несут в своей форме обществом выработанную функцию, предопределяющую приемы их применения. Каждый человек, приступая к делу, учитывает то, что уже сделано. Все, чем обладает человек, чем он отличается от животных, является результатом его жизни в обществе. Вне общества ребенок не становится человеком.

Практика — это чувственно предметная деятельность людей, их воздействие на тот или иной объект с целью его преобразования для удовлетворения исторически сложившихся потребностей. По отношению к познанию практика выполняет троякую роль. Во-первых, она является источником познания, его движущей силой, дает познанию необходимый фактический материал, подлежащий обобщению и теоретической обработке. Тем самым практика питает познание, как почва дерево, не дает ему отрываться от реальной жизни. Во-вторых, практика является сферой приложения знаний. И в этом смысле она — цель познания. В-третьих, практика служит критерием, мерилом проверки истинности результатов познания. Только те результаты познания, которые прошли через очистительный огонь практики, могут претендовать на объективное значение, на независимость от произвола и заблуждений.

Итак, практика — это основа формирования и развития познания на всех его ступенях, источник знания, критерий истинности результатов процесса познания. Она входит в определение объекта в том смысле, что объект либо с той, либо с иной целью выделен субъектом из бесконечного сплетения вещей, либо видоизменен, либо создан им. Понятие опыта имеет разное значение: опыт (эмпирия) противополагается умозрению и в этом смысле есть понятие родовое, подчиняющее себе наблюдение и эксперимент. Опытом мы называем и меру навыков и умений — в смысле жизненного опыта, опыта вождения машины, чтения лекций и т.п.

Источник:
Понятие человека в философии
Проблема человека — одна из основных, если не центральная, во всей мировой философской мысли. Какими бы абстрактными, естественно-научными или практическими вопросами ни был занят человеческий ум,…
https://studfilosed.ru/otvety-k-vstupitelnomu-ekzamenu-po-filosofii/104-sposob-bytiya-cheloveka-v-mire-ponyatie-praktiki.html

Понятие человека в философии

ПРИРОДНЫЕ ОСНОВЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Одна из актуальных проблем социальной философии — проблема взаимоотношения общества и природы.

Еще несколько десятилетий назад реальная взаимосвязь между ними чаше всего носила весьма односторонний характер. Человечество только брало у природы, активно эксплуатировало ее запасы, беспечно считая, что природные богатства безграничны и вечны. В лучшем случае эта взаимосвязь была поэтичной: человек наслаждался красотой природы, призывал к уважению и любви к ней. В целом же дальше эмоциональных призывов человечество не шло. Понимание того, что значит природа для существования и развития общества, сформировано не было. Сегодня проблема взаимоотношений общества и природы из чисто теоретической переросла в остро злободневную, от решения которой зависит будущее человечества.

Вопрос о взаимоотношении природы

и общества в истории философской мысли

Прежде чем рассматривать сложную проблему взаимосвязи общества и природы, тенденций в их взаимоотношениях, следует определить основные понятия. Среди массы различных подходов и определений природы одно из наиболее устоявшихся — понимание природы (в широком смысле слова) как всего окружающего нас мира во всем бесконечном многообразии его проявлений. Природа представляет собой объективную реальность, которая существует вне и независимо от сознания человека. В узком же смысле слова, а именно в соотношении с понятием «общество», под «природой» понимают весь материальный мир, за исключением общества, как совокупность естественных условий его существования. Общество же как форма совместной жизнедеятельности людей является обособившейся частью природы и в то же время неразрывно с ней связано.

В философских воззрениях на саму природу, ее сущность можно выделить две крайние, противоположные точки зрения. Одна из них рассматривает природу лишь как хаос, царство слепых стихийных сил, случайности. Другая исходит из того, что в природе господствуют естественная необходимость и строгие закономерности.

Эволюция философских представлений о взаимоотношениях общества и природы определялась, главным образом, степенью развития самого общества, а также господствовавшими в то или иное время экономическими, политическими, религиозными и иными воззрениями.

Первоначально при крайне примитивной материальной базе и силе общества природа совершенно справедливо оценивалась людьми как сила неизмеримо более значительная и совершенная. В античной философии природа рассматривается как мать-кормилица, как причина возникновения человека. Примерно то же мы наблюдаем и в воззрениях представителей материалистического направления того времени: человек — как совокупность атомов (Демокрит).

Естественная гармония природы вызывала восхищение и желание во всем подражать ей. Человек и природа мыслились как единое, гармонически взаимосвязанное целое. Идеалом общества было стремление жить в согласии с природой, познать ее, использовать последнюю в качестве объекта наблюдения. Более чем скромные материальные силы общества в античные времена не позволяли оценивать природу как непосредственную цель преобразовательной деятельности человека.

В Средние века европейская философская мысль находилась под сильным влиянием религии. Поэтому природа, и в первую очередь сам человек, рассматривались как творения Божьи. Человек, как высшее существо, созданное Богом по своему образу и подобию, наделенный бессмертной душой, начинает противопоставляться более «низкой» греховной природе. И речь идет уже не о слиянии человека с природой, а об их противопоставлении и возвеличивании человека над природой. Падает и не поощряется интерес к изучению материального мира.

В эпоху Возрождения — период расцвета культуры и прежде всего искусства — взгляды на взаимоотношения природы и общества на короткий период становятся иными. Природа рассматривается как источник красоты, радости и вдохновения и противопоставляется разрушающей и порочной цивилизации. Раздаются призывы вернуться назад, к природе, к «золотому веку» человечества.

В XVII—XVIII века начинают бурно развиваться науки, ставятся и проводятся многочисленные опыты и эксперименты, направленные на становление и развитие производства. В философских воззрениях Нового времени, и в практических действиях все более отчетливо обозначается новый тип взаимоотношений человека и природы. Центральная идея — человек должен покорить природу, овладеть ею, стать господином. В науке главной задачей становится

познание тайн и законов природы. «Цель науки и техники, — подчеркивал Ф. Бэкон, — господство над природой». Появлению таких идей способствует и все увеличивающаяся мощь человеческого общества, рост его производительных сил.

Постепенно в дальнейшем в теории, как и в практической деятельности человека, окончательно возобладала тенденция все более полного господства человека над природой. Классическая формула данного подхода изложена устами нигилиста Базарова, героя романа И. Тургенева Отцы и дети»: «Природа не храм, а мастерская. И человек в ней работник».

Подход к природе лишь как к средству достижения каких-либо человеческих целей сохранился и все более усиливался, вплоть до середины XX в. И лишь в последние его десятилетия, уже на рубеже потенциальной глобальной экологической катастрофы, стала очевидной задача поиска разумного баланса в отношениях человека и природы, соответствующего философского осмысления происходящих процессов.

Источник:
Понятие человека в философии
ПРИРОДНЫЕ ОСНОВЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ Одна из актуальных проблем социальной философии — проблема взаимоотношения общества и природы. Еще несколько десятилетий назад реальная взаимосвязь
http://socfil.narod.ru/glava_2.htm

Сущность техники (по работе ггера)

«Сущность техники» по работе М.Хайдеггера

Выполнил: Захаров. С ГО-35042

Преподаватель: профессор, д.ф.н. Быстрова Т.Ю.

Наше время невозможно представить себе вне техники как и вне науки. Научно-технический прогресс является, пожалуй, самой характерной доминантой Западной цивилизации, если не её сущностью. Тем не менее, если наука получила достаточно всестороннее освещение во многих трудах, как учёных, так и философов, социологов, культурологов и т.д., то техника всё ещё остаётся «заповедной зоной» при всей своей значимости для судеб человечества сна не осмыслена настолько, чтобы можно было уверенно смотреть в будущее и понимать настоящее. Вот почему принято считать, что философия техники — область сравнительно молодая — пока ещё находится в стадии своего становления.

В технике существует довольно обширная литература. В ней освещены в той или иной степени самые различные стороны проблемы техники, однако в целом здесь преобладает описательный подход. Сущность техники, её глубинное и систематическое философское осмысление пока ещё раскрыты недостаточно, а сама «философия техники» определена лишь в самых общих чертах.

Еще в 30-х годах XX века Мартин Хайдеггер показал, что техника — это не столько механизмы и машины, сколько органический и проблемный аспект современной культуры и цивилизации. К сожалению, большинство ученых, инженеров и политиков, определяющих развитие техники, продолжают понимать технику традиционно.

Техника у Мартина Хайдеггера — важнейший способ обнаружения глубинных свойств бытия. Она позволяет выявить о, что сокрыто в нем, должно быть угадано и представлено в подлинном, неискаженном лике. Через сущность техники человек говорит с бытием, слышит его. Но импульс может быть угадан неверно, ибо тем провоцирует человека на ложное самораскрытие.

М. Хайдеггер отмечал, что греческое слово «техне» обозначало не только деятельность ремесленника, умение, мастерство, но также искусство вообще. Стало быть, существенное в технике не делание, не манипулирование, а обнаружение. Техника, по мнению Хайдеггера, уходит корнями вглубь, в сферу истины. Немецкий философ отвергает тезис о том, что техника есть средство в руках человека. Напротив, именно человек «выдан» технике, «затребован» ею. В этом истоки опасности, которая подстерегает человека.

Учение Хайдеггера о технике, с особой силой подчеркнувшего риск и опасность техники для современной цивилизации, и одновременно неустранимость технического прогресса»

“Постав” — это скрытая сила, порождающая сущность и феномен современной техники. Но это не просто сущность техники, а ее некое таинственное начало, порождающее ее; “постав” — это бытие техники.

Для того, чтобы не немецкому читателю понять само слово “постав” (это субстантивированная, усеченная форма глагола “поставлять”) необходимо понять, что означает это слово в своем аутентичном (первозданном) виде, т.е. само слово “Gestall” в немецком языке*.

В своем послесловии к сборнику статей Хайдеггера “Мартин Хайдеггер: Язык и Время” З.Н. Зайцева пишет: ”Слово “Technik” он (Хайдеггер — А.А.) заменяет им самим сконструированным словом “Gestell”. На наш взгляд, предлагаемое для перевода слово “постав” не облегчает понимания, хотя оно связано с глаголом stellen — ставить. Но ведь Хайдеггер подчеркивает глагол her-stellen, когда он объясняет этот неологизм” [3, с.166].

Более обстоятельно анализ слова Gestell предложен упомянутым выше К. Митчемом. Так он пишет: “По его (Хайдеггеру — А.А.) мнению, “за спиной” или на “изнанке” современной техники в качестве способности открытия стоит нечто, что полагает мир и бросает ему вызов. Это нечто Хайдеггер называет Gestell.

С определенной точки зрения, Gestell является безличностным познавательным “каркасом”. Однако, с точки зрения Хайдеггера, Gestell — нечто более фундаментальное, чем то, что может быть выражено термином “безличностное воление”. И это — наиболее интересное и “интригующее” его утверждение. Gestell не только “полагает” и делает вызов миру, — такого рода идея уже содержат в себе элементы воли — он также ориентирует человека и призывает его самому бросить вызов миру, “творить” мир. “ [1, с.43]. Таким образом в слове заложена скрытая основа, или говоря языком Аристотеля, энтелехия феномена техники.

Но достаточно ли одного анализа этого слова, чтобы понять суть самой техники? Наверное, и это очевидно, что нет. Слово “постав” может получить свое истинное значение только в контексте философии техники М. Хайдеггера, в философия техники в контексте его учения о бытии. Именно такой подход является исчерпывающим истолкованием, т.е. соответствующим герменевтике (философии понимания). Истолкование будет подлинным, соответствующим духу самого Хайдеггера только в том случае, если мы сохраним язык его философствования.

Итак, о чем же говорит Хайдеггер задаваясь “Вопросом о технике” ?

С присущим Хайдеггеру стилем философствования, он заявляет, что сущность техники есть нечто не-техническое и не-нейтральное по отношению к существованию человека. Если определять технику как средство и/или способ человеческой деятельности, то это еще не будет сущностью техники, ибо это всего лишь инструментальное и/или антропологическое определение техники.

Выявить сущность чего-либо, это значит раскрыть вещь в ее существе; только при таком раскрытии происходит событие истины. Хайдеггер отказывается от привычного употребления слова “истина” как нечто “верное”. Истина по Хайдеггеру — это несокрытое, непотаенное. Человек — это не просто некая обособленная личность, но то, что вовлечено в процесс добывающего поставления, т.е. обладатель способности раскрывать потаенность сущего. По Хайдеггеру такая способность человека дарована ему тем, что он изначально видит себя вошедшим в круг непотаенности, непотаенность уже осуществилась, существование которой человек обнаруживает как свою способность. Иными словами “способность”, которую человек обнаруживает в себе, на деле ему дарована существованием непотаенности. Человек — это то, через что проявляется непотаенность. Способов такого проявления множество, и одним из них является техника.

Техника — это не просто человеческое дело, это дарованная человеку способность раскрывать непотаенность. Сутью этого нового способа является “поставление” истины. Отсюда Хайдеггер делает свой вывод: сущность техники есть “по-став” (Gestеll). Здесь Хайдеггер придает обычному немецкому слову Gestеll то, что — как он пиишет -может означать: ткацкий станок, мельничный жернов, — новое, совсем необычное значение. При этом он ссылается на Платона, который греческому слову “эйдос” что означает “вид”, т.е данность чувственному зрению, придал совершенно иное значение — “идея” т.е. то, что как раз не воспринимается чувственным взором.

Постав — это способ раскрытия потаенности, который заставляет человека выводить действительное из его потаенности. По Хайдеггеру, между потаенностью и непотаенностью нет различия, ибо для него бытие иррационально; граница же между ними пролегает в способности их различать, которая дарована только человеку. Поэтому Хайдеггер, ссылаясь на греческих мыслителей говорит, что сущностное дольше всего остается потаенным, хотя и является самым ранним: первоначало открывается последним.

Поскольку техника, это один из способов дарованных человеку, то существо современной техники ставит человека на определенный (технический) путь раскрытия потаенности. Поставить на тот или иной путь, т.е. послать в него, есть проявление судьбы. Следовательно, техника — это судьба Человека. Но судьба по Хайдеггеру — это не принуждение. Только следуя судьбе, человек впервые становится свободным потому, что следовать ей — значит слышать Зов бытия.

Существо свободы связано не с волей, а с выходом из потаенности. К событию-истине ближе всего стоит свобода. Хайдеггер определяет свободу как “область судьбы, посылающей человека на тот или иной путь раскрытия Тайны” (с. 232). Таким образом, постав есть существо техники, который отвечает судьбе исторического бытия. На этом позитивная сторона философии техники временно как бы обрывается.

Встать на путь судьбы дело всегда рискованное. В этом Хайдеггер видит главную опасность, т.е. судьбу в образе постава. В этом случае человек становится просто некой “наличностью”, мнящей себя господином земли. А это по Хайдеггеру есть отход от сущности человека, ибо человек — это не господин сущего, а пастух бытия. Это первая опасность. Однако, постав подвергает риску не только человека в его отношении к самому себе, но при этом изгоняется и всякая другая возможность раскрытия потаенности.

Главная опасность заключается в том, что технический способ обнаружения истины, как некая тотальность, скрадывает тот путь раскрытия тайны, который дает присутствующему явиться в смысле произведения — пойесису.

Та опасность, которая подступила к самому существу человека, опасней, чем возможные последствия действия современных машин и аппаратов. Ибо человек теряет иную способность раскрыть потаенное — нечто более изначальное. А в этой способности по Хайдеггеру как раз и заключено существо человека.

В ходе своего развития, человек постепенно утрачивает эту способность, а постав — судьба человека — с потрясающей силой открыл человеку эту истину. В этом Хайдеггер усматривает позитивное предназначение техники и приводит слова немецкого поэта Ф. Гельдерлина (1770 — 1843):

Но где опасность, там вырастает

В существе техники, считает Хайдеггер, таятся ростки спасительного.

Итак, по Хайдеггеру существует два судьбоносных способа раскрытия потаенности — производственно-поставляющий, т.е. технический и путем создания произведения, т.е. поэтический. Тем не менее эти способы не смежные.

Выход из потаенности есть судьба, которая всегда уже, всегда вдруг, она есть непотаенность, которая захватывает человека, возвращая ему подлинность бытия. Такая подлинность есть поэтический экстаз, и именно он предшествует (исторически) поставу. Современная техника, постав роковым образом заслоняет собою поэзию жизни.

Но все же техника таит в себе ростки спасительного, ибо человек сбывается только в событии истины и постав есть такая его судьба.

Техника несет в себе опасность и таит ростки спасительного. Как распознать последнее и признательно сберечь его?

Существо техники оказалось двусмысленным. Но двусмысленность эта указывает на тайну истины, или, как говорит Хайдеггер, на констелляцию (положение звезд, стечение обстоятельств), звездный ход тайны. Двусмысленность постава состоит в безудержности поставляющего производства и сдержанности спасительного.

Констелляция истины, ее двусмысленность есть тайна истины, всматриваясь в которую, мы обнаруживаем опасность и замечаем спасительное. Человеческих усилий не хватит предотвратить угрозу, но человек в силах домыслить, что в указанной двусмысленности спасительное есть высшее в том, что подверглось опасности.

Если это так, то есть и некое более изначальное осуществление раскрытия потаенного. Им является “технэ”. Когда-то словом “технэ” обозначали не только технику, но и то раскрытие потаенного, которое выводит истину к сиянию явленности. “Технэ” означало произведение истины в красоту. В древней Греции сущность искусства была не в художественной форме, не в эстетическом наслаждении. Ее сущность заключалась в раскрытии потаенности и поэтому оно было “технэ” и принадлежало к “пойесису”. Последнее стало в конце концов именем собственным — поэзией, что означает раскрытие тайны созидательной речью.

Поэзия и есть то, искомое высшее и изначальное. И Хайдеггер вновь приводит строчку из Гельдерлина: “Поэтом живет человек на земле”.

Существом поэзии пронизано всякое искусство и все способы выведения существенного в непотаенность красоты. Дано ли поэзии осуществить свою высшую возможность подле своей сестры — опасности — никто не в силах знать. Но мы наделены способностью мыслить, а значит и вопрошать о тайне, чтобы светить и быть в свете непотаенной красоты.

Gestell — это нечто, находящееся вне человека, и его место (в философии Хайдеггера) — Бытие. Техника — пишет философ — это судьба человека, которую как раз и посылает Gestell, ибо она (техника-судьба) также дарована человеку; человек отвечает зову Gestell своим техническим отношением к миру.

Предлагаемый термин энтелехия для раскрытия сути Gestell на мой взгляд более удачен, т.к. по Аристотелю этот термин указывает на целеполагающую деятельность “первого неподвижного двигателя” или же Бога, и означает некое активное начало, цель в себе, превращающее возможное в действительное. Gestell — это еще бытийная возможность техники, в то время как Техника — это уже реализация Gestell, т.е. ее сущая действительность.

Хайдеггер утверждает, что и человек, и природа становятся всего лишь техникой, что представляет угрозу для самого существования человечества. Как обусловленный техникой, как часть технической реальности человек уже не может действовать против техники.

К поставленным Хайдеггером проблемам я бы добавил еще две. Почему все-таки именно в культуре нового времени техника приобретает такое значение и начинает определять характер самой цивилизации, ведь недаром современную культуру мы часто называем «техногенной»? Проблемой является и понимание техники: действительно мы так и не можем объяснить, почему техника, которая создается именно для пользы человека, постоянно оказывается стихией, в различных отношениях опасной и разрушительной для человека и природы.

В значительной степени человек перестал понимать и как техника создается.

* — К. Митчем допускает грубейшую ошибку утверждая, что “Термин Gestell являет собой, если использовать язык Канта, трансцендентальную предпосылку современной техники”. Термин “трансцендентальный” в философии Канта означает относящийся к чистому разуму, a priori, т.е. тому, что известно человеку, благодаря его разуму до всякого опыта; “трансцендентальный” — значит относящийся к разумному субъекту. Хайдеггер же своей “фундаментальной онтологией” вышел за рамки “заколдованного круга” субъектно-объектных отношений. Gestell не может быть “трансцендентальной предпосылкой”, так как не находится в субъекте. Gestell (по Хайдеггеру) это трансценденция, т.е. то, что находится вне всякого опыта и более того, оно просто недоступно опытному познанию. Сущность техники (т.е. Gestell) — пишет философ — нечто не-техническое, и следовательно Gestell не может быть трансцендентальной предпосылкой техники.

Обратим внимание, что техника — это артефакт, причем двоякий: человек технику создает, а не находит существующей в природе, кроме того, он технику всегда осмысляет в рамках сложившихся культурных представлений. То, что мы сегодня считаем техникой, а именно рационально понимаемые действия (технический опыт, изобретательство, инженерную деятельность, технологию) и их продукты (механизмы, машины, технические сооружения), в предшествующих культурах не осмыслялось как техника. Чтобы это понять, обратимся к истории.

Какая необходимость заставила человека древнего мира «объяснять» или, как говорит Макс Вебер, «расколдовывать» технику? Человеку архаической культуры, например, было непонятно действие орудий, которые он изготовлял. Почему, скажем, он может поднять (сдвинуть, переместить) огромный камень палкой, которая опирается на другой камень, хотя голыми руками он это сделать не в состоянии? Тур Хейердал в книге «Аку-Аку» описывает древнюю технику поднятия каменных идолов, весящих два-три десятка тонн. Под блок подводились три рычага, на которые по команде надавливали одиннадцать человек. При этом еще один человек подсовывал под этот край блока камешки. Постепенно удавалось подвести камешки все большего размера, и в результате блок медленно поднимался на горке камней.

Что можно извлечь из этих исторических реконструкций? Судя по всему, техника всегда понималась не просто как мертвое образование, а как живая сущность (душа, дух, боги, «жар божественного дыхания»), которые помогают человеку, если только он действует правильно по отношении к этой сущности (приносит ей жертву, славит, проникается ее намерениями, но также прикладывает мускульные усилия, использует орудия, действует по определенной логике, создает произведение — все это тоже есть момент сакрального действия). Техника не нейтральна, она активна и повернута к человеку или против него.

В любой технике присутствует три аспекта: действие человека; реализация процесса природы; создание события (предмета), входящего в культуру.

Если вернуться к проблеме сущности техники, то ясно, что отказаться от техники и технического развития просто невозможно. По сути, техническую основу имеют сама культура и деятельность человека. В то же время развитие технической деятельности, технической среды и технологии в ХХ столетии приняло угрожающий для жизни человека характер. С этим человек уже не может не считаться, несмотря на все блага, которые техника обещает. Ситуация слишком серьезная и быстро меняется, чтобы можно было надеяться обойтись малой кровью.

Источник:
Сущность техники (по работе ггера)
«Сущность техники» по работе М.Хайдеггера Выполнил: Захаров. С ГО-35042 Преподаватель: профессор, д.ф.н. Быстрова Т.Ю. Наше время невозможно представить себе вне техники как и
http://www.taby27.ru/studentam_aspirantam/philos_design/referaty_philos_design/technika_design/sushhnost-texniki-po-rabote-m.xajdeggera.html

(Visited 9 times, 1 visits today)

Популярные записи:


Невербальное общение взгляд Значение взглядов - как реагировать на собеседника Как правило, при встрече люди сперва несколько секунд… (3)

Смс любимому спокойной ночи и скучаю Смс любимому парню - скучаю и жду тебяКак же все-таки бывает часто переносить разлуку с… (3)

Стоит ли бегать за девушкой которая тебя бросила Как заставить девушку бегать за тобой? Хорошенькая девушка сама бегает за мужчиной и всячески добивается… (3)

Если мужчина называет радость моя Если мужчина называет радость мояВ ласковых именах для нас любимых, среди мужчин лидером считаются кошачьи.… (3)

Циничная женщина Девушка циничная - это какая? Хищницы и домохозяйкиВ нашем циничном мире люди задаются разными вопросами.… (3)

COMMENTS