Леонтьев психология личности

Леонтьев психология личности

Окончил факультет психологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова (1982).

Кандидат психологических наук (общая психология) — факультет психологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, 1988.

Доцент — факультет психологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, 1996.

Профессор — факультет психологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, 2000.

Почетный профессор Пермского государственного института искусств и культуры (1997). Лауреат премии фонда Виктора Франкла г. Вена (Австрия) за достижения в области ориентированной на смысл гуманистической психотерапии.

ЧЛЕНСТВО В ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ АССОЦИАЦИЯХ

  • Московское психологическое общество, зам. председателя Совета (1990 — по настоящее время)
  • Московская ассоциация гуманистической психологии, член Совета (1991-1993)
  • Международная ассоциация эмпирической эстетики (IAEA)
  • Международное общество теоретической психологии (ISTP)
  • Международное общество культурных исследователей в области теории деятельности (ISCRAT)
  • Международное общество истории психологии и наук о поведении (CHEIRON)
  • Международное общество исследований развития поведения (ISSBD)
  • Международное общество эмпирических исследований литературы (IGEL)

ЧЛЕНСТВО В РЕДАКЦИОННЫХ КОЛЛЕГИЯХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ

  • 1990-1994 Multidisciplinary Newsletter for Research in Activity Theory.
  • 1990 — по настоящее время Психологический журнал, Россия
  • 1993 — по настоящее время Journal des Viktor-Frankl-Instituts (Austria, Vienna)
  • 1994-1995 Alter Ego (Латвия, на русском и латышском яз.).
  • 1996 — по настоящее время Московский психотерапевтический журнал, Россия

ГРАНТЫ

  • Московское отделение Российского научного фонда, Московский общественный научный фонд (1994-95, 1995-96 1996-97)
  • Международный научный фонд (1994-95)
  • Российский гуманитарный научный фонд (1995-97, 1998-99)

Более 20 докладов на международных конференциях, а также лекции и выступления в университетах Копенгагена и Орхуса (Дания, 1991), Альбукерке (США, 1993), Люблина (Польша, 1994), Билефельда (ФРГ, 1996), Халле (ФРГ, 1997), Зигена (ФРГ, 1997).

Около 240 публикаций, в том числе более 20 за рубежом.

СПИСОК НАУЧНЫХ РАБОТ Д.А.ЛЕОНТЬЕВА

I. Книги и брошюры (в том числе научное редактирование)

II. Главы в монографиях и статьи в сборниках

  1. Структурные составляющие смысловой сферы личности // Познание и личность. М.,1984, часть 1., с.226-237. Рукопись депонирована в ВИНИТИ N 2283-84.
  2. К характеристике человеческих потребностей. М., 1984. — 18 с. (Рукопись депонирована в ВИНИТИ 7.12.1984 г. N 7804-84.)
  3. Деятельностный подход к анализу взаимодействия в супружеской диаде // Семья и личность. М., 1986, часть 1, стр.207-217. (Деп. в ИНИОН N 26777 от 8.09.86).

V. Тезисы и материалы конференций

VI. Словарные и энциклопедические статьи

VII Библиографии и комментарии к архивным публикациям

VIII. Рецензии, хроники конференций, введения к публикуемым переводам

Х. Учебные планы и программы

  1. План семинарских занятий по курсу “Психология личности” (дневное отделение). М.: МГУ, 1994, 0,6 п.л.
  2. План семинарских занятий по общей психологии. 1994-95 уч.г. Тема “Личность”. М.: МГУ, 1994, 0,6 п.л.
  3. Психология искусства и рекламы. Программа спецкурса // Общая психология: сборник программ дисциплин специализации. М.: РПО, 1998, с. 65-67.
  4. Психология смысла. Программа спецкурса // Общая психология: сборник программ дисциплин специализации. М.: РПО, 1998, с. 67-69.

Факультет психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Источник:
Леонтьев психология личности
Окончил факультет психологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова (1982). Кандидат психологических наук (общая психология) — факультет психологии Московского
http://www.psy.msu.ru/people/leontiev_da.html

Леонтьев психология личности

Более 1000 полнотекстовых научных публикаций

АКАДЕМИК АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ЛЕОНТЬЕВ — ВЫДАЮЩИЙСЯ ПСИХОЛОГ СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ И БЫВШИЙ САБУРЯНИН (К 105-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

* Публикуется по изданию:

Петрюк П. Т., Петрюк О. П. Академик Алексей Николаевич Леонтьев — выдающийся психолог современной эпохи и бывший сабурянин (к 105-летию со дня рождения) // Таврический журнал психиатрии. — 2010. — № 3. — С. 128–136.

Алексей Николаевич Леонтьев (1903–1979) — один из основателей и лидер отечественной психологической науки в самые трудные для науки времена, отнюдь не входит в число «забытых» авторов: несмотря на неоднозначное отношение к его теоретическому наследию, что во многом связано с принятием им марксизма в качестве методологического основания психологической науки, его имя и идеи живут и активно работают не только в трудах его прямых учеников и учеников его учеников, но и во всём научном сообществе. Более того, он — один из немногих создателей научных школ, ученики которых не ограничились перепевами и конкретизацией идей учителя, но в очень многих отношениях продвинулись далеко вперёд, на новые теоретические рубежи.

А. Н. Леонтьев — выдающийся отечественный психолог современной эпохи, одно время работавший на Сабуровой даче — бывший сабурянин, который создал в своё время известную харьковскую группу психологов и является автором общепсихологической теории деятельности. Алексей Николаевич широко известен как признанный лидер советской психологии 40–70-х годов XX века. Он был инициатором создания Общества психологов СССР. Его заслуги перед отечественной наукой велики и разносторонни [1–8].

А. Н. Леонтьев разрабатывал в 20-х годах прошлого века совместно с Л. С. Выготским и А. Р. Лурией культурно-историческую теорию, провёл цикл экспериментальных исследований, раскрывающих механизм формирования высших психических функций (произвольное внимание, память) как процесс «вращивания», интериоризации внешних форм орудийно-опосредованных действий во внутренние психические процессы. Экспериментальные и теоретические работы посвящены проблемам развития психики (её генезису, биологической эволюции и общественно-историческому развитию, развитию психики ребёнка), проблемам инженерной психологии, а также психологии восприятия, мышления и другим вопросам.

А. Н. Леонтьев родился в Москве 5 февраля 1903 года, его родители были обыкновенными служащими. Отец его, Николай Владимирович, был по происхождению мещанином Панкратьевской слободы города Москвы, а по профессии финансовым работником, специализировавшимся в области кинопроката. Мать его, Александра Алексеевна, происходила из семьи волжского пароходчика, т. е. купеческой. Естественно, они хотели дать Алексею хорошее образование. Поэтому неудивительно, что научная деятельность Алексея Леонтьева берёт начало ещё со студенческих лет. В 1924 году он окончил факультет общественных наук Московского университета, где Г. И. Челпанов читал общий курс психологии.

Со своей женой он познакомился в 1929 году, когда ему исполнилось 26 лет. После кратковременного знакомства они поженились. Его жена никогда не препятствовала научной деятельности, наоборот, помогала и поддерживала его в самые трудные моменты. Интересы А. Н. Леонтьева лежали в самых различных областях психологии: от психологии творческой деятельности до экспериментального человеческого восприятия предметности. И к необходимости поиска совершенно нового подхода к предмету и содержанию психофизиологических исследований, развивающихся сейчас из общей системы психологического знания, Алексей Николаевич обращался много раз.

В конце 1925 года зарождается его знаменитая «культурно-историческая концепция», которая основывалась на известной формуле Л. С. Выготского S–X–R, где S — стимул, мотив; X — средство; R — результат деятельности. А. Н. Леонтьев начал развивать идеи этой работы, но в Институте психологии, который на тот момент был занят совсем другими вопросами, реализовать это начинание не представлялось возможным. Именно по этой причине А. Н. Леонтьев и А. Р. Лурия перешли в Академию коммунистического воспитания, работая также одновременно во ВГИКе, в ГИТИСе, в клинике Г. И. Россолимо и в Институте дефектологии.

В конце 1931 года А. Р. Лурия, А. Н. Леонтьев, Л. И. Божович и А. В. Запорожец переезжают в Харьков и поселяются в большой квартире, которую снял для московской коммуны профессор Л. Л. Рохлин, где некоторое время они жили в ней действительно все вместе.

А. Р. Лурия в течение трёх лет, до 1934 года, бывал в Харькове наездами — по его собственным воспоминаниям, «курсировал» между Харьковом и Москвой (а Л. С. Выготский — между Харьковом, Ленинградом и Москвой). Недолго пробыла в Харькове и Л. И. Божович, которая вскоре переехала в соседнюю Полтаву, в педагогический институт, хотя продолжала постоянно сотрудничать с «харьковчанами». Время от времени к ней в Полтаву наезжал и Л. С. Выготский [1, 14].

Помимо А. В. Запорожца и Т. О. Гиневской, вокруг Алексея Николаевича стали группироваться харьковские психологи. Это были П. Я. Гальперин, группа аспирантов пединститута и НИИ педагогики — П. И. Зинченко, В. И. Аснин, Г. Д. Луков, затем К. Е. Хоменко, В. В. Мистюк, Л. И. Котлярова, Д. М. Дубовис-Арановская, Е. В. Гордон, Г. В. Мазуренко, О. М. Концевая, рано погибший А. Н. Розенблюм, Т. И. Титаренко, И. Г. Диманштейн, Ф. В. Бассин и другие. Так родилась харьковская группа психологов, достойно вошедшая в историю советской и мировой психологии.

«Годы моей работы на Украине, — пишет А. Н. Леонтьев в своей автобиографии, — …составили… период пересмотра прежних позиций и самостоятельной работы над общепсихологическими проблемами, которая продолжала идти по линии преимущественно экспериментальных исследований. Этому благоприятствовали и особенные условия и задачи, которые встали тогда передо мной: нужно было организовать новый коллектив из совсем молодых сотрудников и квалифицировать их в процессе развёртывания работ. Так создалась харьковская группа психологов… В этот период мною и под моим руководством был выполнен ряд экспериментальных исследований, шедших уже с новых теоретических позиций в связи с проблемой психологии деятельности» [1, 3, 4, 15].

И совершенно не случайно программа конкретных экспериментальных исследований харьковской группы психологов всеми своими корнями уходит в философско-методологическую проблематику. Изложим здесь очень кратко данную самим А. Н. Леонтьевым характеристику основных этапов исследований харьковской группы психологов.

Второй цикл исследований (1934–1935) преследовал следующую цель: вынести исследуемые процессы «наружу» и проследить их во внешней деятельности. Здесь возникает прежде всего проблема орудия как предмета, в котором фиксирован общественно выработанный приём. Оно отличается от средства (подчинённого «естественной психологии»). Сюда относятся известные эксперименты П. Я. Гальперина, в 1935 году описанные в его диссертации, работы П. И. Зинченко и В. И. Аснина, А. В. Запорожца и Л. И. Божович. Общим результатом этого цикла исследований явился вывод: «овладеть орудием, как и значением, значит овладеть процессом, операцией. Происходит ли это в общении или в «изобретении» — безразлично» (А. Н. Леонтьев). Чем же определяется сама операция? Во-первых, объективными свойствами предмета. Но, во-вторых, то, как выступает предмет, зависит от отношения человека, от процесса в целом. «А этот процесс есть жизнь».

Основная идея третьего цикла исследований (1935–1936) заключалась в следующем: «Ключ к морфологии сознания лежит в морфологии деятельности». Сюда относятся работы В. И. Аснина, Т. О. Гиневской, В. В. Мистюк, К. Е. Хоменко и других, но в первую очередь Г. Д. Лукова, показавшего в эксперименте взаимоотношения теоретической и практической деятельности на материале осознания в процессе игры. В исследовании В. И. Аснина возникает идея структуры деятельности как целого (зависимость эффективности решения задачи от цели, мотивации, характера всей деятельности).

Четвёртый цикл исследований (1936–1940) исходил из предпосылки: «все внутренние процессы построены по образцу внешней деятельности и имеют то же строение». Здесь исследований было множество, прежде всего П. И. Зинченко о непроизвольном запоминании (память как действие), А. В. Запорожца о восприятии как действии, Г. Д. Лукова об игре (экспериментальное «разведение» смысла и значения) и целый ряд других; интересно, что в это время объектом изучения харьковчан в значительной мере стало восприятие искусства [1].

Какова была личная роль А. Н. Леонтьева в работах харьковской группы в целом?

Следует начать с того, что постоянно он находился в Харькове только до конца 1934 — начала 1935 года, после чего вернулся в Москву и бывал в Харькове только время от времени (например, письмо Д. Б. Эльконину от 26 июня 1936 года написано из Харькова). Но и после этого он оставался, как говорят в социальной психологии, и «инструментальным», и «экспрессивным» лидером группы. Именно ему принадлежит заслуга методологического и общетеоретического обоснования всей экспериментальной деятельности харьковчан. Это ни в коей мере не принижает роли других членов группы, например А. В. Запорожца или П. И. Зинченко; «харьковская» психология создавалась коллективными усилиями, но А. Н. Леонтьев был всегда в центре деятельности харьковчан. Все они это признавали и указывали в своих (к сожалению, очень немногочисленных) публикациях.

Важнейшими работами А. Н. Леонтьева являются: «Развитие памяти» (1931); «Восстановление движения» (в соавт., 1945); «Очерк развития психики» (1947); «Психологическое развитие ребёнка в дошкольном возрасте» (1948); «Ощущение, восприятие и внимание детей младшего школьного возраста» (1950); «Умственное развитие ребёнка» (1950); «Психология человека и технический прогресс» (в соавт., 1962); «Потребности, мотивы и эмоции» (1973); «Деятельность. Сознание. Личность» (1977); «Проблемы развития психики» (1981); «Категория деятельности в современной психологии» (1979); «Избранные психологические произведения. — В 2 томах» (1983); «Дискуссия о проблемах деятельности» (в соавт., 1990) и другие.

Вместе с тем публикация и анализ его научного наследия далеки от завершения. Огромный архив А. Н. Леонтьева, хранящийся в его семье, до сих пор разобран лишь частично. После смерти Алексея Николаевича было опубликовано и продолжает публиковаться множество его неопубликованных рукописей и стенограмм; только книг, полностью или частично основанных на архивных материалах, насчитывается уже четыре, что сопоставимо с числом его (разных) прижизненных книг! Работа же с другими биографическими источниками, проливающими свет на перипетии его жизненного пути, занимает ещё больше времени и намного кропотливее, чем работа с рукописями. Более того, Интернет предоставляет оптимальные возможности для работы с материалами научных архивов, позволяя делать доступными при минимальных расходах архивные материалы, интересные обычно ограниченному кругу читателей [6].

А. Н. Леонтьев был лауреатом Ленинской премии (1963) за книгу «Проблемы развития психики» (1959; 3-е издание, 1972), почётным доктором Парижского университета (1968); почётным членом Венгерской АН (1973). Награждён орденом Ленина, 2 другими орденами, а также медалями [17].

Академик А. Н. Леонтьев очень много сделал для развития отечественной психологии, для утверждения достойного места советской психологии в мировом психологическом сообществе. Это заслуга Алексея Николаевича, что в крупных университетах нашей страны отделения психологии при философских факультетах были преобразованы в самостоятельные психологические факультеты; что ВАК выделил психологические науки (в составе 12 дисциплин) в самостоятельную группу из общего состава педагогических наук; что психология была введена в номенклатуру АН СССР и Отделение философии и права этой Академии было переименовано в Отделение философии, психологии и права; что Сектор психологии Института философии АН СССР был преобразован в самостоятельный Институт психологии; что при факультете психологии МГУ был создан новый журнал «Вестник психологии».

Благодаря его усилиям и под его председательством в 1966 году в Москве был проведён XVIII Международный конгресс научной психологии, который, по мнению зарубежных психологов, был одним из наилучшим образом организованных конгрессов Международной ассоциации [1, 17, 18].

Ученики и соратники А. Н. Леонтьева, хорошо знавшие его, подтвердят, что этот непростой человек, умевший быть нетерпимым, жёстким и непримиримым, но, когда надо было для дела, гибким, толерантным и компромиссным, — был именно таким, как о нём говорят, — честным, смелым, порядочным и принципиальным, — и таким он остался в нашей общей памяти о нём.

Его бывший студент Федор Ефимович Василюк говорит в своих опубликованных воспоминаниях об А. Н. Леонтьеве: «…Мы интуитивно чувствовали его необыкновенный масштаб и профессиональный, и человеческий… Он был человеком из какого-то другого мира, Мира Великих Людей…» [19, 20]. П. Я. Гальперин справедливо подчёркивает, что в истории психологии его имя будет стоять в первом ряду её выдающихся строителей [18].

Таким образом, академик Алексей Николаевич Леонтьев внёс существенный научный вклад в развитие отечественной психологии, обогатив её крупнейшими достижениями. Его высокая принципиальность как гражданина и учёного, широта научных интересов и оригинальность мышления, добросовестность и настойчивость в работе являются наилучшим примером для молодёжи, которая решила посвятить себя науке. Вне сомнения, творческая биография и научные достижения Алексея Николаевича имеют большой интерес для отечественной психологической и психиатрической науки и нуждаются в дальнейшем тщательном исследовании, особенно что касается работы харьковской группы психологов.

Источник:
Леонтьев психология личности
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций АКАДЕМИК АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ЛЕОНТЬЕВ — ВЫДАЮЩИЙСЯ ПСИХОЛОГ СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ И БЫВШИЙ САБУРЯНИН (К 105-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ) * Публикуется по
http://www.psychiatry.ua/articles/paper369.htm

Леонтьев психология личности

А.Н.Леонтьев. «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. СОЗНАНИЕ. ЛИЧНОСТЬ» >> 2. ИНДИВИД И ЛИЧНОСТЬ Изучая особый класс жизненных процессов, научная психология необходи — мо рассматривает их как проявления жизни матер.

2. ИНДИВИД И ЛИЧНОСТЬ

Изучая особый класс жизненных процессов, научная психология необходи — мо рассматривает их как проявления жизни материального субъекта. В тех случаях, когда имеется в виду отдельный субъект (а не вид, не сообщест — во, не общество), мы говорим осоль или, если мы хотим подчеркнуть также и его отличия от других представителей вида, индивид.

Понятие «индивид» выражает неделимость, целостность и особенности конкретного субъекта, возникающие уже на ранних ступенях развития жизни. Индивид как целостность — это продукт биологической эволюции, в ходе ко — торой происходит не только процесс дифференциации органов и функций, но также и их интеграции, их взаимного «слаживания». Процесс такого внут — реннего слаживания хорошо известен, он отмечался Дарвином, описывался в терминах коррелятивного приспособления Кювье, Плате, Осборном и другими. Функцию вторичных коррелятивных изменений организмов, создающих целост — ность из организации, особенно подчеркнул в своей «гипотезе корреляции» А. Н. Северцов.

Индивид — это прежде всего генотипическое образование. Но индивид яв — ляется не только образованием генотипическим, его формирование продолжа — ется, как известно, и в онтогенезе, прижизненно. Поэтому в характеристи — ку индивида входят также свойства и их интеграции, складывающиеся онто — генетически. Речь идет о возникающих «сплавах» врожденных и приобретен — ных реакций, об изменении предметного содержания потребностей, о форми — рующихся доминантах поведения. Наиболее общее правило состоит здесь в том, что, чем выше мы поднимаемся по лестнице биологической эволюции, чем сложнее становятся жизненные проявления индивидов и их организация, тем более выраженными становятся различия в их порожденных и прижизненно приобретаемых особенностях, тем более, если можно так выразиться, инди — виды индивидуализируются.

Итак, в основе понятия индивида лежит факт неделимости, целостности субъекта и наличия свойственных ему особенностей. Представляя собой про — дукт филогенетического и онтогенетического развития в определенных внеш — них условиях, индивид, однако, отнюдь не является простой «калькой» этих условий, это именно продукт развития жизни, взаимодействия со средой, а не среды, взятой самой по себе.

Все это достаточно известно, и если я все же начал с понятия индиви — да, то лишь потому, что в психологии оно употребляется в чрезмерно широ — ком значении, приводящем к неразличению особенностей человека как инди — вида и его особенностей как личности. Но как раз их четкое различение, а соответственно и лежащее в его основе различение понятий «индивид» и «личность» составляет необходимую предпосылку психологического анализа личности.

Понятие личности, так же как и понятие индивида, выражает целостность субъекта жизни; личность не состоит из кусочков, это не «полипняк». Но личность представляет собой целостное образование особого рода. Личность не есть целостность, обусловленная генотипически: личностью не родятся, личностью становятся. Потому — то мы и не говорим о личности новорожденно — го или о личности младенца, хотя черты индивидуальности проявляются на ранних ступенях онтогенеза из менее ярко, чем на более поздних возраст — ных этапах. Личность есть относительно поздних продукт общественно — исто — рического и онтогенетического развития человека. Об этом писал, в част — ности, и С. Л. Рубинштейн.

Это положение может быть, однако, интерпретировано по — разному. Одна из возможных его интерпретаций состоит в следующем: врожденный, если можно так выразиться, индивид не есть еще индивид вполне «готовый», и вначале многие его черты даны лишь виртуально, как возможность; процесс его формирования продолжается в ходе онтогенетического развития, пока у него не развернутся все его особенности, образующие относительно устой — чивую структуру; личность якобы и является результатом процесса вызрева — ния генотипических черт под влиянием воздействий социальной среды. Имен — но эта интерпретация свойственна в той или иной форме большинству совре — менных концепций.

Другое понимание состоит в том, что формирование личности есть про — цесс sui generis, прямо не совпадающий с процессом прижизненного измене — ния природных свойств индивида в ходе его приспособления к внешней сре — де. Человек как природное существо есть индивид, обладающий той или иной физической конституцией, типом нервной системы, темпераментом, динами — ческими силами биологических потребностей, аффективности и многими дру — гими чертами, которые в ходе онтогенетического развития частью разверты — ваются, а частью подавляются, словом, многообразно меняются. Однако не изменения этих врожденных свойств человека порождают его личность.

Личность есть специальное человеческое образование, которое так же не может быть выведено из его приспособительной деятельности, как не могут быть выведены из нее его сознание или его человеческие потребности. Как и сознание человека, как и его потребности (Маркс говорит: производство сознания, производство потребностей), личность человека тоже «произво — дится» — создается общественными отношениями, в которые индивид вступает в своей деятельности. То обстоятельство, что при этом трансформируются, меняются и некоторые его особенности как индивида, составляет не причи — ну, а следствие формирования его личности.

Выразим это иначе: особенности, характеризующие одно единство (инди — вида), не просто переходят в особенности другого единства, другого обра — зования (личности), так что первые уничтожаются; они сохраняются, но именно как особенности индивида. Так, особенности высшей нервной дея — тельности индивида не становятся особенностями его личности и не опреде — ляют ее. Хотя функционирование нервной системы составляет, конечно, не — обходимую предпосылку развития личности, по ее тип вовсе не является тем «скелетом», на котором она «надстраивается». Сила или слабость нервных процессов, уравновешенность их и т. д. проявляют себя лишь на уровне ме — ханизмов, посредством которых реализуется система отношений индивида с миром. Это и определяет неоднозначность их роли в формировании личности.

Чтобы подчеркнуть сказанное, я позволю себе некоторое отступление. Когда речь заходит о личности, мы привычно ассоциируем ее психологичес — кую характеристику с ближайшим, так сказать субстратом психики — цент — ральными нервными процессами. Представим себе, однако, следующий случай: у ребенка врожденный вывих тазобедренного сустава, обрекающий его на хромоту.

Личность, как и индивид, есть продукт интеграции процессов, осу — ществляющих жизненные отношения субъекта. Существует, однако, фундамен — тальное отличие того особого образования, которое мы называем личностью. Оно определяется природой самих порождающих его отношений: это специфи — ческие для человека общественные отношения, в которые он вступает в сво — ей предметной деятельности. Как мы уже видели, при всем многообразии ее видов и форм, все они характеризуются общностью своего внутреннего стро — ения и предполагают сознательное их регулирование, т. е. наличие созна — ния, а на известных этапах развития также и самосознания субъекта.

Так же как и сами эти деятельности, процесс их объединения — возник — новения, развития и распада связей между ними — есть процесс особого ро — да, подчиненный особым закономерностям.

Фетишизм, о котором идет речь, является результатом игнорирования то — го важнейшего положения, что субъект, вступая в обществе в новую систему отношений, обретает также новые — системные — качества, которые только и образуют действительную характеристику личности: психологическую, когда субъект рассматривается в системе деятельностей, осуществляющих его жизнь в обществе, социальную, когда мы рассматриваем его в система объективных отношений общества как их «персонификацию».

Здесь мы подходим к главной методологической проблеме, которая кроет — ся за различением понятий «индивид» и «личность». Речь идет о проблеме двойственности качеств социальных объектов, порождаемых двойственностью объективных отношений, в которых они существуют. Как известно, открытие этой двойственности принадлежит Марксу, показавшему двойственный харак — тер труда, производимого продукта и, наконец, двойственность самого че — ловека как «субъекта природы» и «субъекта общества».

Для научной психологии личности это фундаментальное методологическое открытие имеет решающее значение. Оно радикально меняет понимание ее предмета и разрушает укоренившиеся в ней схемы, в которые включаются та — кие разнородные черты или «подструктуры», как, например, моральные ка — чества, знания, навыки и привычки, формы психического отражения и темпе — рамент. Источником подобных «схем личности» является представление о развитии личности как о результате наслаивания прижизненных приобретений на некий предсуществующих метапсихологический базис. Но как раз с этой точки зрения личность как специфически человеческое образование вообще не может быть понята.

Действительный путь исследования личности заключается в изучении тех трансформаций субъекта (или, говоря языком Л. Сэва, «фундаментальных пе — реворачиваний»), которые создаются самодвижением его деятельности в сис — теме общественных отношений. На этом пути мы, однако, с самого начала сталкиваемся с необходимостью переосмыслить некоторые общие теоретичес — кие положения.

Мне представляется, что, для того чтобы найти подход к проблеме, сле — дует с самого начала обернуть исходный тезис: внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет. Положение это имеет совершенно реальный смысл. Ведь первоначально субъект жизни вообще выс — тупает лишь как обладающий, если воспользоваться выражением Энгельса, «самостоятельной силой реакции», но эта сила может действовать» только через внешнее, в этом внешнем и происходит ее переход из возможности в действительность: ее конкретизация, ее развитие и обогащение — словом, ее преобразования, которые суть преобразования и самого субъекта, ее но — сителя. Теперь, т. е. в качестве преобразованного субъекта, он и выступа — ет как преломляющий в своих текущих состояниях внешние воздействия.

Конечно, сказанное представляет собой лишь теоретическую абстракцию. Но описываемое ею общее движение сохраняется на всех уровнях развития субъекта. Повторю еще раз: ведь какой бы морфофизиологической организа — цией, какими бы потребностями и инстинктами ни обладал индивид от рожде — ния, они выступают лишь как предпосылки его развития, которые тотчас пе — рестают быть тем, чем они были виртуально, «в себе», как только индивид начинает действовать. Понимание этой метаморфозы особенно важно, когда мы переходим к человеку, к проблеме его личности.

А.Н.Леонтьев. «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. СОЗНАНИЕ. ЛИЧНОСТЬ».

Источник:
Леонтьев психология личности
А.Н.Леонтьев. «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. СОЗНАНИЕ. ЛИЧНОСТЬ» >> 2. ИНДИВИД И ЛИЧНОСТЬ Изучая особый класс жизненных процессов, научная психология необходи — мо рассматривает их как проявления жизни матер.
http://azps.ru/hrest/59/28610.html

(Visited 7 times, 1 visits today)

Популярные записи:


Почему мужчина водолей исчезает Водолей мужчина Типичный Водолей мужчина – это очень тактичный человек с противоречивым характером. Он джентльмен… (2)

Цвет глаз евреев ВИА Мидгард-ИНФО Уникальный, научный труд, от выдающегося немецкого расолога Ганса Гюнтера. «Расология Еврейского Народа» описывает… (2)

Письмо любимому на ночь 25 красивых пожеланий спокойной ночи любимому Если вы не стесняетесь выражать свои чувства к своему… (2)

Письмо девушке чтобы вернуть Любовное письмо девушкеВ мире ещё остался небольшой процент романтичных и тонких натур, которых куда больше… (1)

10 месяцев отношений поздравление парню Какими словами можно поздравить парня с годовщиной отношений?Какими словами можно поздравить парня с годовщиной отношений?… (1)

COMMENTS