Популярные записи:

500 причин почему я тебя люблю парню 100 причин, почему я люблю тебя 1. Счастье-это быть с тобой 2. С тобой никогда… (14)Как ведет себя девушка после расставания Как вести себя после расставания с любимым человеком Наверное, нет такого взрослого человека, который в… (9)Расстаться на время психология Пауза в отношениях: все стороны медали Вполне логично, если перерыв требуется человеку в работе –… (6)Что чувствует мужчина когда он внутри женщины Что чувствует мужчина когда входит в женщину? Космическое блаженство и радость обладания. Вкус добычи и… (6)Как записать лучшего друга в телефоне Как в телефонной книге записать любимого человека Как в телефонной книге записать любимого человека/мужа? У… (6)

Гомофобия или по барабану

6 признаков внутренней гомофобии: как люди загоняют себя в угол

Стыд, отрицание, вина — вот, что нередко чувствуют бисексуальные и гомосексуальные люди, учась принимать свою сексуальную ориентацию.

В обществе, где любовь к своему полу до сих пор воспринимается как нечто ненормальное, принять себя и свою сексуальность получается далеко не у всех.

Внутренняя гомофобия изматывает человека, который вынужден тратить колоссальные ресурсы на то, чтобы вжиться в роль "нормального", которую ему навязывает общество.

Стыд, вина, страх разочаровать и быть отвергнутым обществом толкает людей на самообман. Их разум изобретает всяческие уловки в попытке подавить в себе тягу к своему полу.

К сожалению, отрицание себя обычно заканчивается серьезными психологическими нарушениям — депрессией, тревожным расстройством, паранойей, а порой и суицидом.

Чтобы решить проблему, ее надо признать. Мы составили список самых распространенных типов поведения людей, которые так или иначе не могут справиться с принятием себя.

"Я не афиширую свою личную жизнь", — любимая уловка разума тех, кто не может себя принять. Бояться признаться друзьям — крайняя степень отрицания.

Бывает, что люди открыты только близкому кругу друзей, а вот в компании знакомых будут делать все, чтобы не выделяться. Часто такие люди вообще молчат о своей личной жизни или же называют своего любимого человека "другом/подругой".

На самом деле, чем проще и открытее вы будете говорить с людьми о своей сексуальности, тем легче им будет воспринимать ее как нечто обычное и вполне естественное.

Меньше секретов — больше понимания.

Даже если друзья в курсе, рассказать родителям правду о себе получается только с годами.

"Зачем тревожить маму", — обычно говорят такие люди, выдумывая для родных рассказы о своих партнерах противоположного пола.

Два года совместной жизни с любимым человеком, а родители не в курсе? Похоже, вы не настолько свободны от гомофобии, как вам кажется.

Ситуации бывают разные, но все же постарайтесь понять, что ваши родители любят вас, несмотря ни на что. И быть с ними не до конца откровенным — значит думать о них хуже, чем они есть на самом деле.

Не стоит недооценивать их способность принимать вас такими, какие вы есть. Почитайте историю нашей читательницы о том, как она решилась сказать маме о своей бисексуальности. Может быть, и вас это вдохновит на каминг-аут.

Этим хитрым трюком в особенности любят пользоваться бисексуалы/ки, чтобы иметь надежное прикрытие от гомофобии общества. При этом они, конечно же, культивируют гомофобию внутреннюю.

Если вы на самом деле влюблены в человека своего пола и завели партнера противоположного для "правильной" картинки перед знакомыми, вы обманываете всех — и себя, и своего любимого человека, и окружающих.

В какой-то момент правда все равно откроется, и тогда вам будет очень непросто объяснить, зачем вы построили такую сложную схему.

Не мудрите и любите того, кого хотите, без лишних социальных надстроек. Позвольте себе расслабиться и наслаждаться чем-то настоящим, вместо того, чтобы поддерживать никому не нужную иллюзию.

Можно быть бесконечно смелым со своими друзьями, обсуждая проблемы ЛГБТ-сообщества и высказываясь в его поддержку.

Но если люди не способны делать то же самое за пределами своей зоны комфорта, где точно знают, что мнение не вызовет негативную реакцию, знайте, что таким образом они стараются усидеть на двух стульях.

Избегать разговоров на тему гомосексуальности в коллективе, чтобы о них "ничего такого не подумали" — явный признак того, что над принятием своей сексуальности еще стоит поработать.

Простым молчанием в ответ на звучащие при вас откровенно дискриминационные месседжи, вы показываете, что соглашаетесь с ними и тем самым унижаете себя.

Что бы это ни значило в понимании человека — походы к "специалистам", обращение к религии, табу на встречи с любимым человеком, — это вовсе не принесет пользы.

Пытаться сломать себя, чтобы соответствовать какой-то несуществующей "норме" — это дело неблагодарное и крайне опасное.

По статистике, около 30% ЛГБТ-подростков в США пытались покончить с собой из-за того, что не могли принять того, что они "не такие как все", а рядом не было никого, кто объяснил бы им, что им не за что себя винить и наказывать.

Не подкрепляйте риторику мракобесов своими попытками "исправить" свою сексуальность. Лучше помогите другим понять, что исправлять тут нечего, потому что ничего не сломано.

"Сейчас я с Димой, но вообще я хочу "нормальную" семью — жена, дети", — говорит голос внутренней гомофобии.

Вы хоть знаете, что такое "нормальный"? Не знаете, потому что никто не знает. Понятие нормы очень относительно даже в науке, не то что в запутанных человеческих отношениях.

"Нормальная" семья — это такой же миф, как и "нормальная" сексуальная ориентация. Для кого-то "нормальная" семья состоит из мужчины, женщины и десяти детей, для кого-то — из одного мужчины, у которого десять жен, а кто-то называет такой семьей и просто пару человек, влюбленных друг в друга.

Единственная норма, на которую стоит ориентироваться в этом вопросе — это стремление быть счастливым в своих отношениях вне зависимости от того, строите ли вы их с мужчиной, женщиной, трансгендерным или интерсексуальным человеком.

Почитайте нашу статью о том, почему стоит перестать быть "нормальным" и начать ценить свои особенности, которые делают нас уникальными и неповторимыми личностями.

Давайте же наконец начнем жить в гармонии с собой, отбросив стереотипы. Будьте счастливы и честны с собой, все остальное не имеет значения.

Новости

Все права защищены ©. В случае частичной или полной перепечатки материалов гиперссылка на станицу текста обязательна

Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

В лондонской ЛГБТ-команде есть натурал. Его девушка – русская

В Англии борются с гомофобией.

В конце ноября в английском футболе шумела кампания в поддержку ЛГБТ – Rainbow Laces. Игроки носили радужные шнурки и капитанские повязки, клубы в соцсетях добавляли цветовые фильтры на логотипы, а премьер-лига раскрасила даже стойки для мячей и табло резервных арбитров.

Впервые радужная символика пришла на британские стадионы в 2013-м. Сейчас кампанию поддерживают: олимпийский комитет Великобритании, федерации велоспорта, хоккея, регби и крикета, главные английские, шотландские и валлийские футбольные ассоциации.

Гомофобия в футболе остается проблемой и в Великобритании. В недавнем опросе 8% фанов признались, что перестанут болеть за свой клуб, если он подпишет игрока-гея.

В английском профессиональном футболе о своей гомосексуальности публично рассказал только судья низших лиг Райн Аткин. «Надеюсь, мои действия, какими бы малыми они ни были, помогут другим в подобной ситуации», – рассказал он Sky Sports в августе 2017-го.

Тем временем «Чарльтон Атлетик», который в прошлом десятилетии играл в АПЛ, а сейчас обитает в третьем дивизионе, стал первым профессиональным клубом страны, который не побоялся дать свое имя команде, лояльной к ЛГБТ-сообществу. Так в структуру клуба вошла «Бексли Инвикта». Теперь это «Чарльтон Инвикта», лидирующая в чемпионате London Unity League – официальной столичной ЛГБТ-лиге.

– Мне 34, и я не играл в футбол с 18 до 31, потому что не мог быть собой, – рассказывает Sports.ru Гари Гиннау, капитан и играющий тренер «Инвикты». – Любительский футбол обычно мужицкий и стереотипный: вы играете по воскресеньям, после идете в паб и зацениваете девушек вокруг. В 18 лет я не был готов открыто говорить о своей ориентации: приходилось или врать, или перестать в этом участвовать. Я выбрал второе, хотя все равно любил футбол.

Внешне Гари немного похож на Роберта Левандовского. Он громко смеется, когда я озвучиваю эту мысль: «Да, ты не первая, кто это заметил. Но я крайний защитник и забиваю не так часто».

«Инвикту» Гари нашел в 2013-м, но попал в команду только через год: 12 месяцев ушло на то, чтобы побороть в себе старый психологический дискомфорт и вернуться в футбол. Сейчас он жалеет, что настолько открытой команды не было лет десять назад.

Неофициальное сотрудничество с «Чарльтон Атлетик», который базируется в том же районе Лондона, началось летом 2016-го. К тому моменту дела «Инвикты» шли совсем плохо: после 11 поражений подряд команда начала распадаться. На тренировки приезжали по 7-8 человек, которые теряли деньги, время и мотивацию. Гари понимал, что клубу нужны новые эмоции.

«Чарльтон» – один из самых активных английских клубов в вопросах борьбы с дискриминацией. Четыре года назад он помог полиции с расследованием расистского скандала: семь болельщиков получили за песни на стадионе реальные тюремные сроки и бан на посещение матчей общей продолжительностью 52 года. «Чарльтон» патронирует еще женскую команду, сборную для глухонемых и группу для игроков с синдромом Дауна.

Гари обратился в клуб, когда у «Инвикты» начались проблемы. Фанат «Чарльтона» с детства, он родился и вырос в Гринвиче рядом со стадионом, ходил на «Вэлли» по сезонному абонементу и знал пару сотрудников клуба. «Мой бойфренд убеждал: «Тебе надо хотя бы попробовать – используй этот бэкграунд, выйди на связь с «Чарльтоном» и получи от них помощь». Я собрался с силами, отправил пару писем, договорился о встречах», – вспоминает тренер.

Уже полтора года «Инвикта» проводит домашние матчи на базе «Чарльтон Атлетика» и прошлый сезон закончила на рекордном для себя 4-м месте. Этим летом парни получили от «Чарльтона» имя, форму и занятия под руководством тренеров клуба (несколько раз в год). Сезон-2017/18 «Инвикта» начала с пяти побед и к последнему перед Рождеством и двухмесячным перерывом в чемпионате матчу против «Лондон Фэлконс» подходила лидером с отрывом в два очка.

База «Чарльтона», где играет команда, – это почти пригород, 20 километров от центра Лондона. Из десяти полей в воскресенье вечером занято только два: на одном гоняют дети, на другом – лидеры London Unity League. «Инвикта» встречается с идущими вторыми «Лондон Фэлконс».

На кромке поля валяются рюкзаки с вещами футболистов, на трибуне всего человек семь. Среди болельщиков – в основном семьи и друзья игроков. После публикаций об «Инвикте» в Guardian и Sky Sports на матчи иногда заходят болельщики «Чарльтона», живущие поблизости.

Девушек на трибуне всего три, и за мячами бегают именно они. «Ball girls», – смеется мама Гари, в очередной раз возвращаясь из-за забора. Его отец Колин тоже здесь: полноценный участник команды, он тренируется наравне со всеми, но игру проводит в роли лайнсмена с манишкой вместо флажка в руках.

Клуб никак не ограничивает сексуальную ориентацию игроков: среди футболистов «Инвикты» представителей ЛГБТ меньше половины. Есть команды, в которых играют только геи, но в «Инвикте» сразу решили, что не хотят отгораживаться от мира заборами: клуб открыт для всех, а в команде играют братья, пары, даже, как в случае с Гари, дети и родители.

Одна из зрительниц игры против «Фэлконс»– девушка полузащитника Дэниела Дженкинса. Ольга – русская, живет в Лондоне уже 14 лет. С Дэниелом они вместе год, почти столько же он играет за «Инвикту».

– Когда я пришел в клуб, не знал про их связь с ЛГБТ, – рассказывает он после матча. – Просто увидел объявление: команда поблизости набирала игроков. Я пришел, потренировался, а позже выяснил, что в команде есть геи. У меня совершенно нет с этим проблем: в конечном счете мы здесь просто для того, чтобы играть в футбол. Знаю истории многих ребят, которые страдали от гомофобии раньше, и хочется, чтобы всем было максимально комфортно играть и находиться в коллективе.

– У некоторых есть тяжелые истории, в основном из подросткового возраста, – дополняет Ольга. – Кого-то пинали в раздевалках, и из-за этого ребята бросали играть, хотя продолжали следить за футболом. Когда сейчас в клуб приходят новые люди, сразу чувствуется, насколько для них важен этот шанс быть собой, просто играть в любимую игру – и ничего не бояться.

Матч за первое место «Инвикта» выиграла 2:1 и оторвалась от идущих вторыми «Фэлконс» на пять очков, так что после игры все были в отличном настроении. «Теперь все в паб», – радостно провозгласил председатель клуба Пол Дрисколл. Его партнер Дэн Гудвин – лучший бомбардир клуба, 14 мячей в 7 матчах и дубль в воскресенье.

«Пол ничего не понимает в футболе, – смеялся брат Дэниела, пока вез меня до паба. – Но он взял на себя всю организационную работу, помогает с логистикой, а мы можем сосредоточиться на футболе».

После каждого матча команда идет в маленькое заведение по соседству. В таком же режиме расслабляются после игр все футболисты воскресных лиг: сэндвичи на столах, пинта пива за баром и «Манчестер Сити» – «Вест Хэм» на больших экранах.

«Мой отец – фанат «Юнайдет», – объяснял Гари, – поэтому в ближайшие полтора часа он будет неистово болеть за «Вест Хэм».

Пока глава семьи праздновал гол Огбонны, его жена рассказывала, как когда-то стирала парням форму, а на рождественской вечеринке, которую «Инвикта» устраивала в за пару дней до матча, развозила сына с друзьями по домам.

«Чарльтон Инвикта» на рождественской вечеринке

За следующий час она рассказала почти всю историю семьи, и на самый острый вопрос («Как вы восприняли каминг-аут Гари?») ответила предельно честно.

– Он наш сын, это главное. В детстве он был тихим и довольно скрытным, но всегда знал, что мы во всем его поддержим. В тяжелые периоды подросткового возраста, связанные с пониманием себя и проблемами со сверстниками, семья всегда оставалась его тылом. Есть слишком много историй о родителях, которые отворачивались от детей из-за их ориентации, и мы бы никогда на такое не пошли. И Гари, и его старшая сестра точно знают: если у них есть проблемы, они могут обсуждать их с нами. В конце концов, мы с мужем живем вдвоем в доме с четырьмя спальнями и шутим: дети всегда могут вернуться, места у нас много.

Сэм, родители Гари и сам Гари

Таких планов пока нет.

«В футболе все еще есть серьезные проблемы с гомофобией, – говорит Ник, выступающий за команду с начала этого сезона. – Открытых геев нет ни в премьер-лиге, ни в низших лигах [Томас Хитцльспергер – единственный игрок АПЛ, который признался в своей гомосексуальности, но уже после завершения карьеры – прим. Sports.ru], а гомофобные кричалки – неотъемлемый элемент фанатства. Но ситуация понемногу меняется к лучшему, отчасти и благодаря нам. Я сам никогда в жизни не играл в футбол, не обладаю особыми навыками, разве что могу быстро бегать. Но команда встретила меня так тепло и так поддерживает, что с каждой неделей я чувствую, что становлюсь лучше».

C поддержкой ЛГБТ-сообщества выступали многие звезды премьер-лиги. Фрэнк Лэмпард, Тьерри Анри и Поль Погба заявляли, что геи в команде не стали бы для них проблемой, и отметили, что каминг-аут профессиональных игроков-геев стал бы важным шагом вперед для всего футбола. Фразы выглядели формальными и заученными, но на этом этапе важны и они.

«Все, чего добился клуб за последние годы, стоило нам всем огромных сил, – признается Гари. – Единственное, о чем я жалею: мне хотелось бы быть моложе. В 34 мне, вероятно, осталась всего всего пара лет на поле. Я прошел первый уровень тренерских курсов Футбольной ассоциации Англии и хочу продолжать, но на это нужно время и деньги. А пока мы просто наслаждаемся тем, что у нас есть».

Никто из футболистов «Инвикты» не играл на профессиональном уровне. У всех есть постоянная работа, команда собирается на базе «Чарльтона» дважды в неделю, и даже при таких условиях игроки могут прогрессировать.

Параллельно с развитием «Инвикты» и основной работой юриста Гари участвует в акциях фонда «Чарльтон Атлетик», выступает с лекциями в университете Гринвича и проводит встречи для группы сексуальных меньшинств старше 50 лет: теперь они тоже следят за результатами «Инвикты» и иногда приходят на матчи.

О личной жизни Гари рассказывает так же просто, как и о футбольных проектах. С Сэмом они познакомились на турнире пару лет назад. Тогда он играл за «Лондон Фэлконс», теперь перешел в «Инвикту» и после матча, как настоящий парень с окраин Бирмингема, минут десять рассуждает о шансах любимой «Астон Виллы» на возвращение в АПЛ.

В планах у «Инвикты» – победа в чемпионате и большой международный турнир в Париже в следующем году. В августе там пройдут Гей-игры – аналог Олимпиады для людей любой сексуальной ориентации и любого уровня спортивного мастерства, проводимые «во имя взаимного уважения, толерантности и равноправия».

– А если кто-то обратится к вам из России с просьбой приехать и провести подобный турнир, вы поедете?

– Сложный вопрос. Мы знаем о проблемах с гомофобией в России. Но если в преддверии чемпионата мира кто-то захочет изменить ситуацию, все будет хорошо и безопасно организовано, то почему нет? Мне 34, я не играл в футбол 13 лет, потому что моя ориентация не позволяла комфортно чувствовать себя в коллективе. Теперь я хочу, чтобы все в «Инвикте» могли быть собой. Многие представители ЛГБТ-сообщества отвернулись от игры, как это случилось со мной, и такое не должно повторяться. Я хочу добиться реальных изменений. И если наша гипотетическая поездка поможет кому-то в России, то я буду рад поучаствовать. Но мы хотим, чтобы наши игроки чувствовали себя в безопасности. Ведь они просто хотят играть в футбол.

Общество

В стране, где люди нетрадиционной сексуальной ориентации подвергаются гонениям со стороны общества и государства, даже простой анализ на ВИЧ может повлечь за собой массу проблем

«Презервативы не могут защитить от ВИЧ», — говорит 34-летний Владислав Иванов, который работает в одном из отелей Ростова-на-Дону. Он является одним из примерно 1,5 миллиона россиян, которым был поставлен диагноз ВИЧ. И, поскольку он не получает лечения, он с большой долей вероятности может заразить других людей.

Беспокоит ли его это? «Да, но я все равно не пользуюсь презервативами, потому что они мне не нравятся. Большинство людей в России уверены, что презервативы не могут защитить от ВИЧ. Люди пользуются ими в первую очередь как средством контрацепции».

История Иванова внушает ужас. Диагноз ВИЧ ему поставили в марте. По его словам, он спокойно выслушал новости о своем статусе, поскольку он не верил в существование ВИЧ. Именно поэтому он ранее вступал в незащищенный половой контакт с мужчиной, который сообщил ему о своем положительном ВИЧ-статусе. «Это не вызвало у меня никакого беспокойства, потому что я однажды посмотрел телепрограмму, участники которой говорили, что такой болезни, как ВИЧ, просто не существует».

По словам Иванова, после того как ему сообщили его диагноз, он начал искать информацию об этом вирусе, и теперь он находится «в состоянии замешательства». Но в одном он уверен: ему необходимо скрывать свой положительный ВИЧ-статус от общества, потому что, когда прежний работодатель Иванова узнал о нем, молодой человек лишился работы.

Согласно данным, только что опубликованным Всемирной организацией здравоохранения и ЮНЭЙДС, в 2016 году в России было выявлено более 103 тысяч новых случаев заражения ВИЧ — это на 5% больше, чем в 2015 году. По оценкам этих организаций, число невыявленных случаев заражения может достигать 500 тысяч. Восточная Европа и Средняя Азия — это единственный регион на планете, где количество новых случаев заражения ВИЧ продолжает расти, и на Россию приходится восемь из десяти новых случаев заражения.

Мне хочется выяснить, почему так происходит. Я — гомосексуалист, и мне доводилось слышать немало жутких историй о тех преследованиях, с которыми сталкиваются люди нетрадиционной сексуальной ориентации в России. Когда мой самолет садился в России, я испытал приступ страха. Позже, когда я уже поселился в отеле, я встретился с группой ЛГБТ-активистов. Евгений Писемский — директор общественной организации «Фениск ПЛЮС», которая оказывает помощь людям с ВИЧ и которая является единственной российской организацией, сосредоточившейся на решении проблем мужчин-гомосексуалистов. Майя Демидова — женщина-трансгендер, которая в этой организации выполняет функции координатора по Московской области.

Вместе мы отправляемся в московский ЛГБТ-центр, но в метро я замечаю, что мы выделяемся из толпы и привлекаем к себе всеобщее внимание. Некоторые смотрят на нас с неодобрением, другие — в нескрываемым отвращением. В воздухе висит ощущение опасности. Демидова рассказала мне, что однажды, когда она ехала в электричке в час-пик, ее избил мужчина, который понял, что она — трансгендер. Я стараюсь не волноваться, но мне не удается справиться со своим страхом, пока мы выходим из метро и проходим мимо пекарни, в окне которой красуется вывеска, сообщающая, что гомосексуалистам вход туда запрещен. По словам Писемского, в Москве есть несколько таких заведений.

Мы добираемся до центра, который в реальности оказывается всего лишь комнатой в ничем не выделяющемся жилом доме на окраине города. Мне говорят, что существование этого центра — это тайна, в которую посвящены только те, кому он нужен.

Одним из таких людей стал Александр Железкин, 30-летний работник социальных служб из маленького города на Урале. Он не скрывает, что он — гей, с 25-летнего возраста. Я спрашиваю его, как окружающие отреагировали на его сексуальную ориентацию. «Некоторые отвернулись от меня, некоторые сказали, что ненавидят меня, но чаще всего мне говорили, что я выбрал тяжелую жизнь. Мама говорит, что она надеется, что я изменюсь и стану нормальным».

По словам Железкина, хотя он часто слышит в свой адрес словесные оскорбления в связи со своей ориентацией, пока его никто не пытался избить. Но он понимает, что такое вполне может случиться, поскольку он не пользуется специальными приложениями для поиска партнеров, такими как Grindr. Однако некоторым его знакомым, которые пользуются такими приложениями, везло меньше. «Многие мои знакомые и друзья отправляются на свидание и попадают в ловушку. Я знаю одного богатого парня, который отправился на свидание на квартире, где его поджидали 10 человек с собаками. Они начали его избивать, и ему пришлось заплатить 50 тысяч рублей, чтобы выбраться оттуда».

Я отмечаю, что Железкин довольно спокойно рассказывает обо всех этих ужасах. «Потому что такое происходит ежедневно, — объясняет он. — Для меня это привычно». Анализы Железкина на ВИЧ отрицательные, но сейчас он принимает специальные препараты постэкспозиционной профилактики, которые назначаются после возможного контакта с ВИЧ. Он объясняет, что в России нет почти никакой информации об этих препаратах и что их довольно трудно достать.

В России опасно гулять, держась за руки

Кафкианские черты российской гомофобии

Я познакомился с Александром Шумиловым из группы взаимопомощи и поддержки LaSky. По его словам, мужчины-гомосексуалисты в России не хотят сдавать этот анализ — не только из-за своего невежества, но и из-за огромного количества стойких предрассудков вокруг этого вируса. В сочетании с культурой гомофобии это становится мощным сдерживающим фактором.

«Когда мужчина идет в клинику, сдает анализ и ему ставят диагноз ВИЧ, первый специалист, с которым о встречается, — это эпидемиолог, который спрашивает его, каким образом тот заразился», — объясняет Александр. Если мужчина признается, что он заразился в результате сексуального контакта с мужчиной, этот случай регистрируется под кодом 103, и эта информация является доступной для сотрудников полиции и Министерства внутренних дел.

Согласно официальной статистике, только 2% людей с ВИЧ были зарегистрированы под кодом 103. Если сравнить эту цифру с данными по другим странам, можно сделать вывод о том, что российские мужчины-гомосексуалисты стараются скрыть свою сексуальную ориентацию. По словам Александра, такой подход только усугубляет проблему: если правительство заявляет, что среди ВИЧ-положительных крайне мало мужчин-гомосексуалистов, оно может с легкостью игнорировать необходимость им помогать.

Между тем российские мужчины-гомосексуалисты с ВИЧ продолжают избегать диагностики и лечения. Мне рассказывают множество историй о людях, которые начинают болеть так, как на Западе уже давно никто не болеет. Согласно новым данным ВОЗ и ЮНЭЙДС, с января по июнь 2017 года в России был зафиксирован 14 631 случай смерти от СПИДа — это на 13,5% больше по сравнению с предыдущими шестью месяцами.

Вечером активисты берут меня с собой в гей-клуб. Я нервничаю, потому что все рассказывают мне о том, что в России невозможно найти место, которое было бы безопасным для геев. Я слышал истории о людях, на которых нападали и которых грабили в тот момент, когда те выходили из гей-клубов, и о бутылках с зажигательной смесью, которые летели в окна такого клуба в Санкт-Петербурге. Но, поскольку никто из пострадавших не хочет обращаться в полицию, никакой официальной статистики в этом вопросе не существует.

Демидова рассказывает мне, что однажды в клубе ее изнасиловал незнакомец, который, как она полагает, что-то подмешал в ее коктейль. Я спрашиваю, обратилась ли она в полицию, но в ответ она только усмехается: «Вы шутите? Если бы я пошла в полицию, надо мной только посмеялись бы, и никто не стал бы ничего делать. Однажды меня арестовали, и я провела несколько часов в полицейском участке, выслушав множество оскорблений в адрес трансгендеров. Полиция ненавидит таких, как я».

Ее история не выходит у меня из головы все то время, которое мы проводим в стильном Mono Bar и в многолюдном клубе «Центральная станция». Внутри они выглядят точно так же, как множество европейских гей-клубов, разница лишь в том, что они скрыты от всеобщих глаз, как будто это какой-то грязный секрет. Снаружи эти здания не украшают радужные флаги, и, чтобы попасть вовнутрь, нужно протий через тяжелые двери без каких-либо знаков и табличек и через досмотр, как в аэропортах. В результате мне довольно трудно расслабиться. Я понятия не имею, какой именно опасности я подвергаюсь, но я решаю не оставаться там надолго.

На следующий день я беру интервью у Писемского. Он создал свою организацию «Феникс ПЛЮС» в 2006 году, чтобы оказывать помощь мужчинам-гомосексуалистам, вступавшим в сексуальный контакт с ВИЧ-положительными мужчинами, организовывая группы поддержки, распространяя буклеты с информацией об антиретровирусной терапии и размещая информацию на сайте, ставшем самым первым сайтом о ВИЧ в России. Эта организация пользуется поддержкой Фонда Элтона Джона против СПИДа, у которого нет возможности работать в России. «Любая непосредственная деятельность этого фонда будет интерпретирована как попытка разрушить наши собственные институты, — объясняет Писемский. — В России ВИЧ рассматривается как болезнь, пришедшая с Запада».

Один из приоритетов «Феникс ПЛЮС» — это распространение наборов для самодиагностики среди мужчин, которые боятся обращаться в клиники. В течение всего дня я сопровождаю членов этой группы, которые раздают эти наборы. Я отправляюсь вместе с ними в одну из немногих аптек, пожелавших принять участие в этой программе, и там наш переводчик показывает мне, насколько легко можно получить такой набор. Затем мы идем в парк Чайнатауна, где мужчины обычно выбирают себе партнеров для секса, чтобы сразу же отправиться с ними на квартиру. На улице холодно и пасмурно, и мужчины, к которым активисты подходят, не хотят обсуждать методы диагностики ВИЧ. Это место производит жуткое впечатление — это настоящий позор.

Затем мы идем в «Воду» — гей-сауну, где мужчины регулярно встречаются ради секса. Мне «Вода» кажется похожей на обычные западные сауны: там есть парная, сауна и джакузи, а также целый лабиринт отдельных комнаток. Но есть одно отличие: в отличие от большинства саун на Западе на входе вам не выдают презервативы и лубрикант. Я вообще их нигде не вижу.

Я сопровождаю Илью, 21-летнего активиста «Феникс ПЛЮС», который обходит барную зону, пытаясь разговаривать с мужчинами и предлагая им наборы для самодиагностики ВИЧ. Он мастерски умеет справляться с их сопротивлением, но меня шокирует то, что очень многие из них сразу же отказываются от набора для диагностики, утверждая, что ВИЧ не существует и что все это — результат заговора западных фармацевтических компаний».

Чтобы выяснить, откуда столько мифов вокруг ВИЧ, я беседую с Борисом Конаковым, 29-летним бывшим журналистом, родившимся в Западной Сибири. Он открыто заявил о своей сексуальной ориентации и положительном ВИЧ-статусе в 2016 году, во Всемирный день борьбы со СПИДом. С тех пор он не может найти работу.

По его словам, в России нет прессы для геев, в ведущих СМИ работает крайне мало людей нетрадиционной ориентации, а введенный в 2013 году закон о гей-пропаганде запрещает журналистам каким-либо образом «продвигать» гомосексуальность.

«Нам нужны друзья среди журналистов, чтобы продвигать наши материалы, — говорит он, — но все боятся писать о геях и связанных с ними вопросах. Проблема заключается в том, что в этом законе настолько расплывчатые формулировки, что обвинения могут предъявить только за то, что вы распространяете информацию. Этот закон призван обеспечить полное молчание в этом вопросе».

Из-за этого, по мнению Конакова, эпидемия ВИЧ среди мужчин-геев остается невидимой. Его слова напоминают мне о том, о чем Писемский говорил мне несколько часов назад: «Чтобы остановить эпидемию в России, доктора говорят, нам нужны лекарства, лечение и презервативы, но, с моей точки зрение, это не главное. Мы сможем остановить эпидемию только тогда, когда мы избавимся от клейма позора на людях нетрадиционной ориентации».

К концу моей поездки я понял, насколько все просто. У нас уже есть инструменты для того, чтобы искоренить ВИЧ, однако они полностью теряют свою силу перед лицом нравственных предрассудков. Если мы сможем искоренить гомофобию, мы сможем искоренить ВИЧ среди мужчин-геев. Если мы сможем избавиться от клейма позора на ВИЧ-положительных людях, у нас появится шанс полностью уничтожить этот вирус. Мне остается только надеяться, что однажды Россия услышит этот мой призыв.

Лучшие

Чтоб я так жил

вы плохо читали статью:), инструментом является разрешение проводить гей-парады

zif.samarkandskiy

при чем тут гомофобия, если Иванов(и подобные) -идиот? Допустим, не было бы гомофобии, означало бы это, что Иванову нравилось бы пользоваться презервативом.

0ncnjqybr
Migrena
Андрей162

Популярное

Мы не понимаем, с чем столкнемся, если завтра Путин уйдет с Донбасса

В игре с Путиным польский Гданьск будет нашим ферзем

ОРДЛО стало страшным гетто

В игре с Путиным польский Гданьск будет нашим ферзем

Мы не понимаем, с чем столкнемся, если завтра Путин уйдет с Донбасса

ОРДЛО стало страшным гетто

Все права защищены и охраняются законом.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ИноСМИ.Ru обязательна (в интернете — гиперссылка).

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Сетевое издание «Интернет-проект «ИноСМИ.RU» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 08 апреля 2014 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57642

Адрес электронной почты редакции: info@inosmi.ru.

Произошла ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.

Здравствуйте, !

Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на русском языке.

Комментарии пользователей размещаются без предварительного редактирования.

Комментарий пользователя может быть подвергнут редактированию или заблокирован в процессе размещения, если он:

В случае трехкратного нарушения правил комментирования пользователи будут переводиться в группу предварительного редактирования сроком на одну неделю.

При многократном нарушении правил комментирования возможность пользователя оставлять комментарии может быть заблокирована.

Пожалуйста, пишите грамотно – комментарии, в которых проявляется неуважение к русскому языку, намеренное пренебрежение его правилами и нормами, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Источники:
6 признаков внутренней гомофобии как люди загоняют себя в угол
Стыд, отрицание, вина — вот, что нередко чувствуют бисексуальные и гомосексуальные люди, учась принимать свою сексуальную ориентацию.
http://update.com.ua/likbez_tag925/6-priznakov-vnutrennei-gomofobii-kak-liudi-zagoniaiut-sebia-v-ugol_n3364
В лондонской ЛГБТ-команде есть натурал
В Англии борются с гомофобией.
http://m.sports.ru/tribuna/blogs/londoneye/1494170.html
Гомофобия или по барабану
У нас уже есть инструменты для того, чтобы искоренить ВИЧ, однако они полностью теряют свою силу перед лицом нравственных предрассудков. Если мы сможем искоренить гомофобию, мы сможем искоренить ВИЧ среди мужчин-геев. Если мы сможем избавиться от клейма позора на ВИЧ-положительных людях, у нас появится шанс полностью уничтожить этот вирус.
http://inosmi.ru/social/20171204/240913684.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

силикон для волос Вред или польза силиконов в средствах для волосИспользовать силикон в косметологии стали не так давно,… (6)Если мужчина называет радость моя Если мужчина называет радость мояВ ласковых именах для нас любимых, среди мужчин лидером считаются кошачьи.… (6)Мужчина телец как ревнует Как доставить наслаждение мужчине - тельцу Телец мужчина - это романтик, мечтатель с искоркой в… (6)

COMMENTS